Аквилегия

Первое в западноевропейской книжности упоминание аквилегии (русское название водосбор — калька с латинского) принадлежит Хильдегарде Бингенской (1098–1179), немецкой монахине, визионерке и составительнице натурфилософских трактатов. В «Книге о простой медицине» («Liber simplicis medicinae») Хильдегарда рекомендует цветы аквилегии как средство от язв и золотухи, винный настой аквилегии — при горячке, а смешанный с листьями и бутонами мед — при избытке флегмы  Согласно гиппократовской медицине, флегма — одна из четырех базовых жидкостей человеческого тела, для которой характерны такие свойства, как влажность и холод..

Медицинские достоинства растения были известны и в Античности: в травнике Псевдо-Апулея (IV век н. э.), разошедшемся по монастырским библиотекам Средневековья во множестве копий, ядовитая аквилегия превозносится как непревзойденное противоядие и вызывает опасения как колдовской ингреди­ент. Из того же травника берет начало сравнение лепестков аквилегии с цветом голубиной грудки, что объясняет и романское название растения — colombina (colomba — «голубка»), и выросшую отсюда позднее христианскую символику.

По одной из средневековых трактовок, рожки-шпорцы лепестков аквилегии напоминали усевшихся кружком пятерых голубок и тем самым ассоцииро­вались со Святым Духом. К тому же тройчатые листья могли обозначать Троицу, а стебель с тремя бутонами — добродетели веры, надежды и мило­сердия. В свою очередь, темно-синий цвет был цветом Богородицы — а еще стойкости и смерти. Поэтому аквилегии часто изображались в сценах Благовещения и Рождества среди Марииных атрибутов (ищите их в нижнем правом углу или на переднем плане): если ландыши отсылали к слезам, лилии — к невинности, а розы — к божественной любви, то кобальтовые аквилегии предвещали искупление и страсти Христовы. В концентрированном виде эти смыслы воплощает фигура Богоматери в центральной части Гентского алтаря, завернутая в традиционный синий плащ и увенчанная короной из роз, лилий и траурных аквилегий. Из-за этой траурной синевы и прохладной (флег­матической, как писала Хильдегарда Бингенская) сущности аквилегия при­обрела еще одно значение, став символом меланхолии. Но одновременно — вероятно, из наблюдений за видом и поведением растения — неприхотливый и выносливый водосбор мог использоваться как символ верности, плодови­тости и плотской любви: эротические коннотации, в Античности связывавшие аквилегию с культом Афродиты, исследователи обнаруживают в аквилегиях с босховского триптиха «Сад земных наслаждений».

Другие выпуски
Растение дня
Источники
  • Fischer C. The Medieval Flower Book.
    London, 2007.
  • Freeman M. B. The Unicorn Tapestries.
    The Metropolitan Museum of Art. New York, 1983.
  • Kandeler R. Symbolism of Plants and Colours. Botanical Art and Culture History in Examples.
    Abhandlungen der Zoologisch-Botanischen Gesellschaft in Österreich. Bd. 33 A. Vienna, 2006.
  • Kandeler R., Ullrich W. R. Symbolism of Plants: Examples from European-Mediterranean Culture Presented with Biology and History of Frt.
    Journal of Experimental Botany. Vol. 60. No. 6. Oxford, 2009.
История, Литература

Как читать «Кортик»

Еврейская тема, борьба за отечественные приоритеты в науке и молодежная политика 1940-х