Монстры и любовные дела

Миниатюра из старообрядческого сборника. Вторая четверть XIX века Из книги Д. И. Антонова, М. Р. Майзульса «Демоны и грешники в древнерусской иконографии: семиотика образа», 2011 год

В «Великом зерцале»  «Великое зерцало» — сборник переводных нравоучительных рассказов, очень популяр­ный на Руси в XVII–XVIII веках.  содержится следующая история: однажды два монаха повстречали некую женщину, которая хотела исповедаться. Пока один монах принимал исповедь, другой наблюдал, как изо рта дамы одна за другой выска­кивают жабы (грехи) и убегают из церкви. От стыда женщина утаила свой глав­ный грех — кровосмесительство, поэтому самая толстая жаба осталась у нее внутри, а все остальные немедленно прискакали обратно. Монах, занятый делом и никаких жаб не заметивший, отпустил грехи и ушел. Но его напарник рассказал об увиденном, и тогда они решили вернуться и помочь грешнице. Увы, было поздно: женщина умерла. Монахи помолились о том, чтобы узнать ее посмертную участь, и тогда несчастная явилась им в кошмарном видении: она сидела «на страшном и лютом змие», два огромных ужа терзали ее шею, два других сосали грудь, нетопыри  Нетопырь — крупная летучая мышь. впились в глаза, собаки грызли пальцы, ящерицы кусали голову, а из ушей торчали огненные стрелы. Изумленным монахам она объяснила, что ящерицы посланы ей за то, что при жизни она укра­шала голову. Нетопыри — потому что стреляла глазами и играла бровями. Стрелы торчат в ушах, ибо она слушала лесть и «сатанинские песни». Змеи терзают груди, к которым она допускала мужчин. Шея страдает одновременно и за украшения, и за объятия. Псы грызут ей руки — ведь она давала целовать их любовникам, а чудовищный змей, на котором она сидит, мучает за «телес­ную несытую похоть». После этой, уже чистосердечной исповеди несчастная любительница флиртов ускакала в преисподнюю.

Другие выпуски
Чудовище дня
История, Искусство

Определитель архитектурных стилей

От древнегреческой до экоархитектуры: все главные направления в одной таблице