Мобильное приложение
Радио Arzamas
УстановитьУстановить

Христос и жмурки

Часослов Жанны д’Эврё. Франция, 1320-е годы№ 54.1.2 / The Metropolitan Museum of Art

Перед нами часослов, созданный в 1320-х годах для французской королевы Жанны д’Эврё. На одном из разворотов слева мы видим сцену ареста Христа в Гефсиманском саду, на развороте справа — Благовещение. Внизу на полях, под сценой, где архангел Гавриил возвещает благую весть Деве Марии, изо­бра­жена странная забава. На подушке, лежащей на полу, сидит юноша, а вокруг него резвятся девушки, которые трогают его за руки или за голову.

Это одна из многочисленных средневе­ковых игр, которые напоминают салочки или жмурки. В одном варианте ведущий (во Франции его называли «лягуш­кой» — grenouille) садился на землю или на ска­мееч­ку, а остальные игроки, кружась вокруг, осыпали его насмешками, награждали тумаками, всячески кривлялись и дергали за волосы. Не вставая с места, вода должен был ухватить одного из обидчиков или обидчиц, и тогда попавшийся занимал его место. В других вариантах ведущему накиды­вали на лицо капюшон, и он все так же, только вслепую, должен был ухватить обидчика или догадаться, кто именно его ударил.

В 1970-е годы американский историк Лилиан Рэнделл предположила, что «игра в лягушку» появилась на одном развороте с началом Страстей Христовых со­всем не случайно. В часослове Жанны д’Эврё лицо у юноши открыто, а девушки грациозно порхают вокруг него. Однако на полях многих других манускриптов ведущий сидит с закрытым лицом, а со всех сторон на него обрушиваются ту­маки и пощечины. Эти сцены очень напоминают один из ключевых эпизодов Страстей, известный как Осмеяние. После того как Христа привели в дом пер­восвященника, его люди принялись издеваться над галилеяни­ном: «…и били Его; и, закрыв Его, ударяли Его по лицу и спрашивали его: прореки, кто ударил Тебя?»  Лк. 22:63–64. В готической иконографии Христа, оказавшегося в руках истязателей, изображали с узкой повязкой на глазах, с полупрозрачным платом, накинутым на голову, или в капюшо­не, спущенном на лицо. Ровно как в игре в жмурки.

В некоторых позднесредневековых трактатах, проповедях и мистериях муки и унижения, которым иудеи и римляне подвергли Христа между арестом и казнью, прямо уподоб­лялись игре. В этих текстах палачи соревнуются друг с другом в жесто­кости, спорят о том, кто ударит сильнее, и ведут счет пощечинам, зуботы­чи­нам, пинкам и насмешкам.

Конечно, не всякие жмурки на полях псалтырей или часословов — это отсылка к Страстям. Чаще всего игра — это просто игра. 

Другие выпуски
Маргиналия дня
Литература

7 секретов «Москвы — Петушков»

Ингредиенты коктейля «Сучий потрох», полоумная поэтесса, финская песенка и другие тайны