Можжевельник

Можжевельник. Ботаническая иллюстрация из книги «Флора Германии, Австрии и Швейцарии». Германия, 1885 год biolib.de / Wikimedia Commons

«…Молодые побежки имеют запах приятный, бальзамический; вкус также бальзамический, слегка горьковатый, ягодной мякоти запах ароматический, довольно приятный; вкус сладимый и сходный с запахом» — так в конце XVIII ве­ка описывал деревца рода Juniperus «Словарь Академии Российской». Бальза­мическими назывались запахи бальзамов, то есть растительных смол: в отли­чие от импортных (а значит, дорогих) ладана, перуанского и толуанского бальз­ама, можжевельник в изобилии рос в России и Европе и представлял со­бой доступный заменитель лекарственных ароматов. Этими свойствами и объ­яснялась его популярность.

В XVIII и XIX веке, до открытия бактерий и распространения бактериологиче­ской теории патогенеза  Патогенезом принято называть механизмы зарождения и развития болезней. Бактерио­логическая теория патогенеза возникла в ре­зультате развития знаний о бактериях — воз­будителях тех или иных заболеваний — в по­следней трети XIX века., медицина видела одну из основных причин эпиде­мий и некоторых хронических болезней в ядовитых испарениях и дурных за­пахах. Избавиться от них можно было с помощью окуривания, для чего исполь­зова­лись вещества с сильным или резким ароматом — от драгоценной амбры до пороха и серы. Можжевеловая щепа занимала место где-то в нижней части прейскуранта: она продавалась возами, а в крайнем случае ее можно было заго­товить самостоятельно. Поэтому окуривание можжевельником входило в госу­дарственные инструкции по профи­лактике болезней: документы петров­ского времени рекомендуют это средство для очищения кораблей и казарм. Инструк­ции «мыть и чистить и курить можжевельником» сохраня­лись до кон­ца XIX века.

Можжевельник нашел применение и в домашнем обиходе: им выстилали стой­ла, чтобы уберечь лошадей от «конюшенной миазмы», и окуривали погре­ба и ледники, чтобы предохранить от гнили и плесени вина и соленья. Нако­нец, ароматные ягоды можжевельника, которым приписывалась та же лекарствен­ная сила, что и древесине, клали в жаркое из дичи. Это делали не только для придания мясу изысканного вкуса, но и в гигиенических целях: перед тем как попасть на вертел, дичь несколько дней выдерживалась (эта техника позво­ляла размягчить мясо) и начинала пованивать. Ягоды позволяли замаскиро­вать запах «тронувшегося» мяса и, как верили медики того времени, нейтра­лизовать возможный вред.

Другие выпуски
Запах дня
Источники
  • Гурчин Д. А. Аптека домовая большая. ОР РНБ. Q. VI. 45.
    1708.
  • Осипов Н. П. Новый и полный российский хозяйственный винокур, пивовар, медовар, водочный мастер, квасник, уксусник и погребщик. В 2 ч. Ч. 2.
    М., 1796. 
  • Материалы для истории Гангутской операции. Грамоты, указы и письма Петра Великого 1714 года. Вып. 1. Ч. 2.
    Пг., 1914. 
  • О пользе употребления можжевельника.
    РГИА. Ф. 1101. Оп. 2. № 117. Не ранее 1758.
  • Словарь Академии Российской. В 6 ч. Ч. 4.
    СПб., 1789–1794.
Литература

Как читать Терри Пратчетта

И почему книги о Плоском мире — больше, чем просто фантастика