Фашистская версия русской оперы

Ария «Brüder, folgt mir» («Братцы, в метель…») из оперы Михаила Глинки «Иван Сусанин». Исполняет Хельге Росвенге. Оркестр Берлинской оперы, дирижер Бруно Зайдлер-Винклер. 1940 год

Пакт Молотова — Риббентропа, заключенный в 1939 году, привел не только к разделу Польши: Договор о ненападении стал причиной обмена культур­ными жестами между Берлином и Москвой. И Гитлер, и Сталин были извест­ными завсегдатаями оперного театра. В 1940 году немцы поставили в Берли­не «Ивана Сусанина» Глинки — любимую оперу Сталина (поляки в «Су­сани­не» — интри­ганы и захватчики, герой погибает от их рук, спасая но­вого русско­го царя). В том же 1940-м в Большом театре Эйзенштейн приступил к репети­циям «Валь­кирии» Вагнера, обожаемого фюрером. Но Эйзенштейн был кино­режис­сером — он «увяз» в опере, подготовка спектакля затянулась, и постанов­ка так и не успела выйти до войны.

Автором либретто оперы с первоначальным названием «Жизнь за царя» был немец, секретарь его импера­торского величества барон фон Розен (Егор Розен). С просьбой написать либ­ретто Глинка обратился к нему по сове­ту поэта Жуков­ского. Розен говорил по-русски с сильным ак­цен­том, коверкая слова, зато умел быстро приладить стихи на любой мотив и размер:

«Он каждый свой стих защищал с стоическим геройством: так, напри­мер, мне показались не совсем ловкими стихи из квартета: „Так ты для земного житья // Грядущая женка моя“. Меня как-то неприятно пора­жали слова: „грядущая“, славянское, библейское даже, и простонарод­ное „женка“; долго, но тщетно бился я с упорным бароном, убедить его в справедливости моего замечания возможности не было, он много говорил с жаром, причем тощее и бледное лицо его мало-помалу вспы­хивало ярким румянцем. Прение наше он окончил следующим образом: „Ви ничего нэ понимает, это сама лутший поэзия“»  М. Глинка. Записки. 1988..

После революции либретто неоднократно редактировали: в тексте сглаживали обращения к Богу, вытравливали монархические пассажи. «Жизнь за царя» сменила название, и «Иван Сусанин» все советские годы не сходил со сцены Большого театра, став основной оперой национального репертуара.

«Братцы, в метель…» («Brüder, folgt mir») — одна из слож­ней­ших теноровых арий в оперном репертуаре. Она часто стано­вилась непре­одо­­ли­мым препят­ствием для певцов — ее купировали и упрощали. Случалось, тенор просто без­звучно стоял на сцене, пока оркестр доигрывал свою партию до конца номера. Хельге Росвенге же в немецкой постановке «Ивана Сусанина» 1940 года бле­стяще справляется с крайними верхними нотами диапазона и демон­стрирует завидное владение вокальной техникой.

Другие выпуски
Ария дня
Литература, История

Главные цитаты Достоевского

Как возникли фразы «Тварь ли я дрожащая или право имею», «Красота спасет мир» и другие выражения писателя