Любимец Романовых Маттиа Баттистини

Ария «Se dell’imen la dolce cura» («Когда бы жизнь домашним кругом…») из оперы Чайковского «Евгений Онегин». Исполняет Маттиа Баттистини. 1902 год

Итальянец Маттиа Баттистини выступал на русской Императорской сцене более двадцати лет, вплоть до революции 1917 года. Баттистини много и охотно записывался, в его дискографии несколько десятков названий. Это не только арии из итальянских опер — Верди, Доницетти, Россини; сегодня можно послу­шать в его исполнении Моцарта, Вебера и даже Вагнера. Баттистини пользо­вался особым расположением царской семьи и стал любимым артистом рус­ской знати. Материальное положение Баттистини было роскошным, любые его желания исполнялись. Для путешествий по России — в Москву, Варшаву, Тиф­лис или Одессу — Баттистини построили роскошный персональный вагон. Его цепляли к поезду, и певец с необыкновенным для того времени комфортом переезжал из города в город по железной дороге, сопровождаемый многочис­ленной свитой.

Баттистини учился петь в 1870-х годах в Риме, и его вокальная манера избежа­ла влияния веризма  Веризм — стиль в итальянском искусстве конца XIX — начала XX века, стремившийся к беспощадной правдивости в изображении действительности, со всеми ее непривлека­тельными и жестокими сторонами. — нового стиля, который появился в 1890-е. Веристы куль­тивировали драматические эффекты в пении, оркестровое письмо стало более насыщенным, поэтому под их влиянием певцы пожертвовали гибкостью и лег­костью вокализации ради силы и эмоциональной насыщенности звука. Батти­стини мастерски пользуется большим арсеналом приемов бельканто  Бельканто (ит. bel canto — «прекрасное пе­ние») — техника вирту­озного пения, отли­ча­ется легкостью, изяще­ством, певучестью и красотой звучания., свобод­но обращается с авторским текстом и виртуозно владеет музыкальным време­нем. Слушая Баттистини, мы, возможно, соприкасаемся с истинной куль­ту­рой пе­ния, характерной для романтической оперы XIX века. В репертуаре пев­ца была и новая на тот момент русская музыка: в 1899 году он выступал в «Евге­нии Онегине» Чайковского на сцене Варшавского оперного театра. Оне­гин в испол­нении признанного мастера белькантo — неожиданный для совре­мен­ного слу­ша­теля взгляд на музыку Чайковского. Сегодня Чайковского при­нято испол­нять с подчеркнутым драматизмом и трагическим пафосом — у Бат­ти­стини он органично помещается в итальянскую культуру лириче­ской опе­ры, что, собственно, и обозначено в авторском подзаголовке к «Евге­нию Онегину»: «Лириче­ские сцены».

Другие выпуски
Ария дня
Литература

Как читать Терри Пратчетта

И почему книги о Плоском мире — больше, чем просто фантастика