Курс № 23 Повседневная жизнь ПарижаЛекцииМатериалы
Лекции
17 минут
1/7

Последние короли Франции

Как в Париж вернулся Людовик Желанный, чем французам не угодил Карл X и почему правление Луи Филиппа I началось и закончилось революцией

Вера Мильчина

Как в Париж вернулся Людовик Желанный, чем французам не угодил Карл X и почему правление Луи Филиппа I началось и закончилось революцией

10 минут
2/7

Жизнь королевского двора

Зеваки на королевских трапезах, юбки на плечах придворных дам и беспорядки на приемах «короля-буржуа» Луи Филиппа

Вера Мильчина

Зеваки на королевских трапезах, юбки на плечах придворных дам и беспорядки на приемах «короля-буржуа» Луи Филиппа

13 минут
3/7

Как жили депутаты

Кого могли выбрать депутатом, кто присутствовал на заседаниях палат и что готовила самая политически подкованная кухарка Франции

Вера Мильчина

Кого могли выбрать депутатом, кто присутствовал на заседаниях палат и что готовила самая политически подкованная кухарка Франции

13 минут
4/7

Как управляли Парижем

Как пополнялся и на что расходовался городской бюджет, кто управлял городом и охранял порядок и как Национальная гвардия потеряла репутацию

Вера Мильчина

Как пополнялся и на что расходовался городской бюджет, кто управлял городом и охранял порядок и как Национальная гвардия потеряла репутацию

13 минут
5/7

Шопинг в Париже

Где парижане делали покупки, что они дарили друг другу и чем реклама первой половины XIX века похожа на современную

Вера Мильчина

Где парижане делали покупки, что они дарили друг другу и чем реклама первой половины XIX века похожа на современную

13 минут
6/7

От кабака до ресторана

Лохмотья капусты в кабаках и харчевнях, общие столы в табльдотах, карты и дамы в ресторанах, газеты в кафе и певцы в кафешантанах

Вера Мильчина

Лохмотья капусты в кабаках и харчевнях, общие столы в табльдотах, карты и дамы в ресторанах, газеты в кафе и певцы в кафешантанах

15 минут
7/7

Иностранцы в Париже

Что горожане думали про «понаехавших» англичан, почему Луи Филиппа называли русским полицмейстером и чем прославились некоторые русские подданные

Вера Мильчина

Что горожане думали про «понаехавших» англичан, почему Луи Филиппа называли русским полицмейстером и чем прославились некоторые русские подданные

Материалы
Вера Мильчина: «Больше всего в Париже мне нравятся таблички с названиями улиц»
История французских революций
Основные события, случившиеся во Франции с 1787 по 1875 год, в восьми пунктах
Игра: переживите все революции
Интерактивный квест по истории Франции
Как Франция училась демократии
Политическая жизнь при Реставрации и Июльской монархии
Запахи Парижа
Зловоние французской столицы и изменение общественных представлений о гигиене
Большой обед
Рецепты из кулинарных книг первой половины XIX века
Ежедневник придворной дамы
Как могла бы выглядеть неделя дамы при дворе эпохи Реставрации
История кафешантанов
Что слушали в парижских кафе во время еды
Что было слышно на улицах Парижа
Крики торговцев, грохот экипажей и выступления уличных музыкантов 1830–40-х годов
История парижских вывесок
Картины, стихи и скульптуры, которые владельцы магазинов использовали для привлечения покупателей
Портрет жены Ротшильда
Картина Энгра и евреи во Франции в первой половине XIX века
Костюмы в «Графе Монте-Кристо»
Зачем Дюма описывал рединготы, кюлоты, фраки и шаровары
Игры, в которые играли французы
Правила шести популярных игр первой половины XIX века
Все развлечения Парижа в XIX веке
Где танцевать котильон, слушать лекции, читать газеты и смотреть на трупы
Иностранцы в Париже и культурный обмен
Французский историк Мишель Эспань — о том, как одна культура влияет на другую
Десять французских эмигрантов в России
Чем запомнились в России французы, бежавшие от революции
Что французы думали о казаках
Русские оккупационные войска во французских текстах, карикатурах и словарных статьях

Что было слышно на улицах Парижа

Крики торговцев, грохот экипажей и выступления уличных музыкантов в описаниях 1830–40-х годов

Грохот экипажей и лошадей

Движение на улицах Парижа. The Illustrated London News. 1849 год © old-print.com

Многие писатели и особенно путешественники XIX века жаловались на парижский транспортный шум. Особенно он удивлял англичан: в Лондоне дороги были покрыты щебнем, а в Париже — брусчаткой, по которой круглосуточно разъезжали десятки тысяч экипажей (в 1845 году, по данным журнала L’Illustration, их было 28 520).

Так, английская писательница Фрэнсис Троллоп писала в книге «Париж и парижане в 1835 году»:

«Жуткий шум Парижа, возникающий то ли из-за неравномерной структуры мостовой, то ли из-за несовершенной конструкции колес и рессор, настолько мучителен и беспрерывен, что напоминает какую‑то дьявольскую пытку, и человеку нужно много времени, чтобы привыкнуть и выносить это все без страдания»  Здесь и далее — перевод Анны Савиной, если иное не указано специально..

Ей вторил марокканский ученый Мухаммед ас-Саффар, в 1845–1847 годах побывавший с дипломатической миссией в Париже и оставивший подробные записки об этом путешествии:

«Шум экипажей и повозок не прекращается ни днем, ни ночью. Оконные стекла постоянно дребезжат и дрожат от страшного грохота. Дни напролет сон ускользал от нас из-за пугающего и незатихающего рева. Казалось, мы находимся на берегу моря или рядом с работающими жерновами».

Выкрики торговцев

Птичий рынок на площади Шатле. Иллюстрация из книги «Paris à travers les âges». 1820 год © Look and Learn / Bridgeman Images

Выкрики торговцев — речевой жанр, существовавший со Средневековья до начала XX века. Тексты, которые кричали торговцы в Париже, впервые были зафиксированы поэтом XIII века Гийомом де Вильневом в сборнике «Крики Парижа» (впрочем, с некоторой вероятностью, приукрасившем реальность). В Средние века они обычно имели стихотворную форму и исполнялись на определенную мелодию. 

Упоминания «криков Парижа» первой половины XIX века можно найти у Бальзака в «Истории и физиологии парижских бульваров» (1845):

«От театра «Порт Сен-Мартен» до «Турецкого кафе» народ все принял под свое покровительство. <...> Словом, эта зона для простонародья — то же, что Итальянский бульвар. Но она оживляется только по вечерам, ибо утром все здесь уныло, бездеятельно, безжизненно, бесцветно. Зато вечером какое здесь оживление!
        Восемь театров наперебой приглашают зрителей. Пятьдесят торговок продают с лотков съестное, поставляя пищу народу, который ассигнует два су на хлеб и двадцать су на зрелища. Только здесь вы услышите парижские уличные крики, увидите, как кишмя кишит народ, встретите лохмотья, способные изумить живописца, и взгляды, способные испугать собственника!»  Перевод Бориса Грифцова.

В романе «Отец Горио» (1832) Бальзак описывает попойку в пансионе госпожи Воке, где живут главные герои книги:

«Слышался неистовый хохот, раздавались крики, подражание голосам
различных животных. Музейному чиновнику пришло в голову воспроизвести обычный в Париже крик, сходный с мяуканьем влюбленного кота, и сейчас же восемь голосов поочередно прогорланили:
     — Точить ножи, ножницы!
     — Канареечное семя певчим птичкам!
     — Вот сладкие трубочки, трубочки!
     — Чиню фаянс!
     — Устрицы, свежие устрицы!
     — Старого платья, старых шляп, старых галунов продавать нет ли?
     — Вишенья, сладкого вишенья!
     — Зонтики, кому зонтики!
     Пальма первенства осталась за Бьяншоном, когда гнусавым голосом он крикнул:
     — Колотилки — выколачивать жен и платья!»  Перевод Евгения Корша.


В очерке Йозефа Майнцера «Молочница» (1841) из четвертого тома сборника «Французы, нарисованные ими самими», встречаются более подробные описания криков торговцев.

«Ее пронзительный и регулярно повторяющийся крик: «А кому молока?» — поднимается с низких нот к верхним и видоизменяется, в зависимости от длины прохода или высоты здания».

И ниже:

«Прибытие сливочного сыра возвещается таким пленительным напевом: «Сыр, сыр! Cливочный сыр!»
     При этих звуках вам может показаться: распускаются весенние цветы, поля зеленеют, листья раскрываются на ветвях дерев, бабочка робко порхает в душистом воздухе на берегу ручья, ласточка возвращается из далеких заморских стран. <...> Теперь вообразите, что эту трогательную мелодию прямо у вас под окном поет чистый голос прекрасной девы, и пред вашим взором явится совершенный образ юности и весны; вы и сами почувствуете себя моложе, перенесетесь мыслями на много лет назад и воскликнете, как это порой, к немалому своему удивлению, делаю я: «О, как прелестен весенний воздух! Как чарующ голос сей юной особы; сколько силы в ее напеве, пускай даже воспевает она всего лишь сливочный сыр!»
     <...>
     Долгое время внимание прохожих в саду Пале-Руаяль и галерее Веро-Дода привлекал своим видом и необычным напевом собственного сочинения один разносчик. Это был красивый, статный старик, с благородным и выразительным челом, с волосами цвета чистейшего серебра. <...> Его левая рука была продета в ручку корзины, в правой он держал посох, и, дабы пуще разбередить сердца едоков, он положил свой выкрик «сливочный сыр, сыр нешательский» на такую мелодию:
     
     Сливочный сыр, сливочный сы-ы-ы-ы-ыр,
     сливочный сыр нешательский!
     
     Слово «сы-ы-ы-ы-ыр» сопровождалось столь прекрасной руладой, что все прохожие невольно замирали, чтобы дослушать ее до конца; дойдя до последней строки куплета, посвященного нешательскому сыру, торговец набирал воздуху в легкие и возвышал голос так сильно, что песня его разносилась далеко по всем окрестностям.
     Этот почтенный старик, сам того не ведая, давал условный сигнал одному юноше и одной девице, которым родители чинили всяческие препятствия в любви. <...> Стоило нашему разносчику вывести свою дивную руладу, как сей же час из двух домов, стоящих на немалом расстоянии один от другого, выходили тайком юноша и девушка и разными дорогами направлялись под сень дерев Пале-Руаяля, где, вдали от чужих глаз, делили пополам грусть и радость. Увы! Однажды утром рулада не прозвучала; тишину квартала, как и прежде, оглашали крики торговца подержанным платьем, стекольщика, починщика фаянса; не слышно было одного лишь разносчика сыра: смерть положила конец его долгому паломничеству, и он угас, не зная о том, что на его роль в этой любовной драме так и не нашлось другого исполнителя, и любовь, устоявшая перед суровейшими испытаниями, не снесла потери привычного сигнала и ненадолго пережила несчастного старика»  Перевод Сергея Козина..

Уличные музыканты

Странствующие музыканты. Раскрашенная гравюра № 44 из серии «Le Goût du Jour». Начало XIX века © Archives Charmet / Bridgeman Images

В XIX веке на парижских улицах было множество музыкантов, как местных, так и приезжих — в основном с юга Франции, из Италии, Германии. Подробное описание как выступлений, так и впечатления, которое они производили на некоторых парижан, можно найти в одной из еженедельных колонок писательницы Дельфины де Жирарден, выходивших в газете La Presse
в 1836–1848 годах:

«Наконец, последний предмет нашей тревоги: покою столицы грозит чрезвычайное распространение в ее пределах самой разнообразной музыки. Сегодня парижане дни напролет имеют возможность слышать непрерывный концерт, бесконечную серенаду; уши горожан не отдыхают ни минуты. С утра на улицы выходят шарманщики; они делят город между собой, и каждый квартал получает свою порцию неизбежной гармонии. В полдень заступают на дежурство арфисты; они играют по ночам и встают поздно; зато какие звуки! Можно подумать, что разгневанный Саул терзает арфу Давида. В три часа пополудни восемь егерей в зеленых куртках и серых шляпах начинают ходить от двери к двери; каждый вооружен рогом; к несчастью, они не любят играть поодиночке и мечтают об ансамбле, их хор производит страшный ор — нечто невообразимо чудовищное, непередаваемое словами. Даже одному рогу случается издавать звуки довольно фальшивые; вообразите же, что могут сотворить восемь рогов, ревущих одновременно! Это конец света, это трубы Страшного суда. В четыре часа пополудни являются акробаты с бубнами, кастаньетами и треугольниками. В семь часов вечера некоторые слепцы берутся за гобои. В восемь вечера некоторые юнцы берутся за виолы. А вечером начинается самая настоящая серенада! Скрипки, дудки, флейты, гитары и итальянские певцы! Смертоносный праздник, от которого нет спасения, ведь происходит он у вас под окнами: избежать этого концерта с доставкой на дом невозможно. Принудительный скрипичный аккомпанемент сопровождает любое ваше действие; говорите ли вы о политике, объясняетесь ли вы в любви — неумолчный оркестр заглушает ваш голос. Единственный способ борьбы с этим гармоническим бедствием носит гомеопатический характер; лечите подобное подобным: ступайте к роялю и как можно громче сыграйте подряд три сонаты, не останавливаясь ни на мгновение; главное, не забудьте открыть окно пошире и колотить по клавишам посильнее. Если ваш рояль — дитя Эрара  Себастьен Эрар (1752–1831) — французский мастер по изготовлению музыкальных инструментов. Вместе с братом открыл фабрику роялей Erard, которая быстро прославилась на всю Европу., если он дает звук, вы имеете шанс победить: сраженный вашей громкостью, обескураженный вашим сопротивлением, враг в конце концов отступит! Конечно, победа дастся нелегко; но как быть? Французы нынче любят музыку, а любим мы именно так — и никак иначе»  Перевод Веры Мильчиной..

«Парижские письма виконта де Лоне» (1837)

Музыка города 

Прощание с Бастилией. Уличный музыкант в Париже © The Library of Congress 

Несмотря на то что большинство современников слышали на улицах почти невыносимое сочетание оглушительных звуков, уже в середине XIX века у некоторых стало появляться желание расслышать в этой какофонии музыку. Об этом свидетельствует, например, высказывание композитора, музыковеда и музыкального критика Жана Жоржа Кастнера, автора книги о криках уличных торговцев «Голоса Парижа» (1857):

«У больших городов есть язык; у них даже есть, простите за выражение, своего рода музыка, которая беспрерывно передает движение жизни в сердце города — радостной или мрачной, напряженной или мирной. У Парижа, например, сильный голос, и всякий, кто слышал его пульс в дни восстаний или даже в мирное время прислушивался к тысяче криков, которые звучат на его улицах, никогда не забудет этого характерного хаоса из громовых звуков, сотрясающих парижского гиганта и в праздности, и в делах».  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail