Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2ЛекцииМатериалы
Лекции
11 минут
1/6

Брюсов. «Творчество»

Почему предельно рационального поэта обвиняли в бессмыслице, сумасшествии и алкоголизме и как он сделал из своего манифеста заклинание

Олег Лекманов

Почему предельно рационального поэта обвиняли в бессмыслице, сумасшествии и алкоголизме и как он сделал из своего манифеста заклинание

12 минут
2/6

Чехов. «Вишневый сад»

Чем последняя чеховская пьеса отличается от всех предыдущих и каким писателем мог быть Чехов в XX веке, если бы не умер в 1904 году

Лев Соболев

Чем последняя чеховская пьеса отличается от всех предыдущих и каким писателем мог быть Чехов в XX веке, если бы не умер в 1904 году

12 минут
3/6

Зощенко. «Аристократка»

Что общего между юмористическими рассказами и детскими страхами, как высмеивать обывателей, оставаясь одним из них, и что значит фраза «Ложи взад»

Александр Жолковский

Что общего между юмористическими рассказами и детскими страхами, как высмеивать обывателей, оставаясь одним из них, и что значит фраза «Ложи взад»

12 минут
4/6

Маяковский. «Рассказ Хренова о Кузнецкстрое...»

Когда в поэзии появилась пропаганда, кто первым придумал, что город — будет, а саду — цвесть, и как об этом узнал Маяковский

Геннадий Обатнин

Когда в поэзии появилась пропаганда, кто первым придумал, что город — будет, а саду — цвесть, и как об этом узнал Маяковский

13 минут
5/6

Заболоцкий. «Прохожий»

Как поэт растянул мгновение, преодолел смерть и написал самыми простыми словами загадочное стихотворение

Александр Архангельский

Как поэт растянул мгновение, преодолел смерть и написал самыми простыми словами загадочное стихотворение

13 минут
6/6

Стругацкие. «Пикник на обочине»

Как братья-писатели определили суть советского эксперимента, какой ценой мы платим за счастье и отчего у сталкеров мутируют дети

Дмитрий Быков

Как братья-писатели определили суть советского эксперимента, какой ценой мы платим за счастье и отчего у сталкеров мутируют дети

Материалы
Узнайте писателя по детской фотографии
Физиогномический тест
Неизвестные лики Зощенко
Декадент, пародист, психоаналитик и не только
Твиттер Чехова
Яркие цитаты от автора фразы «Краткость — сестра таланта»
Заболоцкий за 10 минут
Подборка от Александра Архангельского
Аркадий Стругацкий
против пришельцев
Писатель дает совет на случай контакта со сверхцивилизацией
Как понять Серебряный век?
10 лучших книг об эпохе Блока и Дягилева
Два письма Зощенко Сталину
«Я пишу Вам с единственной целью несколько облегчить свою боль...»
Маяковский для продвинутых
15 отличных стихотворений, которые обычно не читают в школе
Восемь научно‑технических прогнозов Стругацких
Что должно было произойти до 2000 года
Рассказы для детей
или кушетка Фрейда?
Тайные смыслы цикла Зощенко о Леле и Миньке
Главные постановки «Вишневого сада»
От Станиславского до Някрошюса
Что такое поэзия?
Отвечают сами поэты
Маяковский от А до Я
Л — «лесенка», М — «морковь», Н — «непонятность» и так далее
Взлеты и падения Маяковского
От «мерзости» до «лучшего, талантливейшего поэта нашей советской эпохи»
Брюсов, Цветаева и Блок — чиновники
Где поэты Серебряного века служили в советское время
Так говорил Заболоцкий
Удивительные мысли великого обэриута
Чем Стругацкие обогатили русский язык
Пять слов и пять фраз, пришедших из книг фантастов
Продакт-плейсмент в литературе
Кубики «Магги» и фотоаппараты «Кодак» у Маяковского и Мандельштама
Основатели символизма: the best
Целая эпоха в 10 стихотворениях
Тест: поэтесса или поэт?
Разберитесь в гендерных экспериментах Серебряного века
Философия Стругацких
Рассказывает литературовед Илья Кукулин
Песни на слова Заболоцкого
От Тихонова и Фрейндлих до Звездинского и группы «Круиз»
Что Чехов увидел на Сахалине
Фотопутешествие в 1890 год

Взлеты и падения Маяковского

От «мерзости» до «лучшего, талантливейшего поэта нашей советской эпохи»: главные события, сделавшие Маяковского (при жизни и после смерти)

Учетная карточка Московского охранного отделения. 1908 год © Государственный музей В. В. Маяковского

25 февраля 1912 года

Первое публичное выступление Маяковского на диспуте о современном искусстве, устроенном обществом художников «Бубновый валет». По воспоминаниям Алексея Кручёных, Маяковский «выступал серьезно, почти академически».


Осень 1912 года

Маяковский получил первую восторженную оценку своих стихов. «Читаю строки Бурлюку. Прибавляю — это один мой знакомый. Давид остановился. Осмотрел меня. Рявкнул: „Да это же ж вы сами написали! Да вы же ж гениальный поэт!“ Применение ко мне такого грандиозного и незаслуженного эпитета обрадовало меня. Я весь ушел в стихи. В этот вечер совершенно неожиданно я стал поэтом. Уже утром Бурлюк, знакомя меня с кем-то, басил: „Не знаете? Мой гениальный друг. Знаменитый поэт Маяковский“. Толкаю. Но Бурлюк непреклонен. Еще и рычал на меня, отойдя: „Теперь пишите. А то вы меня ставите в глупейшее положение“» (автобио­графия «Я сам»).


17 ноября 1912 года

Первое публичное выступление Маяковского с чтением своих стихов в артистическом подвале «Бродячая собака». «После г. Бурлюка выступил другой московский поэт — г. Маяковский, прочитавший несколько своих стихотворений, в которых слушатели сразу почувствовали настоящее большое поэтическое дарование. Стихи г. Маяковского были встречены рукоплесканиями» («Обозрение театров»).

Обложка сборника «Пощечина общественному вкусу».
1912 год
© Wikimedia Commons

18 декабря 1912 года

Вышел альманах «Пощечина общественному вкусу» с коллективным манифестом и стихотворениями Маяковского. Выход сборника вызвал резко отрицательные рецензии в ряде газет и журналов. На фоне сплошной ругани исключением был отзыв В. Брюсова: «Еще менее удовлетворяют нас такие способы находить новую рифму… какие предлагает В. Маяковский… Однако за пределами этих крайностей остается кое-что не лишенное своей ценности как новый прием выразительности в поэзии» («Русская мысль»).


Май 1913 года

Первый сборник стихов «Я!» тиражом в 300 экземпляров был достаточно быстро распродан, обратил на себя внимание Валерия Брюсова: «У молодого поэта есть самостоятельные образы».


19 октября 1913 года

Выступление на открытии футуристического кабаре «Розовый фонарь» с чтением стихотворения «Нате!», возмутившего аудиторию: «Публика пришла в ярость. Послышались оглушительные свистки, крики „долой“. Маяковский был непоколебим, продолжая в указанном стиле. Наконец решил, что его миссия закончена, и удалился» («Московская газета»). «Господа за столиками оцепенели. Они привыкли к тому, чтобы за деньги, которые тратят в увеселительных местах, им, „избранной публике“ с „тонким“ вкусом, льстили, перед ними расшаркивались и унижались, и вдруг им говорят со сцены: „Все вы на бабочку поэтиного сердца / взгромоздитесь, грязные, в калошах и без калош“. Трудно описать скандал, который разразился в „Розовом фонаре“» (Лев Никулин).


Декабрь 1913 года

Первое представление трагедии «Владимир Маяковский» в театре «Луна-парк» в Петербурге. Главную роль исполнял сам Маяковский, он же был режиссером и постановщиком спектакля. Все остальные роли исполнялись не профессио­нальными актерами, а учащимися и любителями. Спектакль вызвал множество рецензий в столичной и провинциальной печати, в большинстве резко отрицательных и издевательских.


С декабря 1913 года по март 1914 года

Маяковский участвует в турне по России, прославившем футуристов. Пока он на юге, Петербург и Москву посетил основоположник футуризма Филиппо Томмазо Маринетти; русские футуристы решили «дать [ему] решительный отпор: мы не только не считали себя ответвлением западного футуризма, но и не без оснований полагали, что во многом опередили наших итальянских собратьев» (Бенедикт Лившиц).


Февраль 1914 года

Маяковский и Давид Бурлюк исключены из Училища живописи, ваяния и зодчества за скандальные выступления на литературных диспутах. Сообщения об этом были напечатаны во многих московских и провинциальных газетах под заголовками «Репрессии против футуристов», «Дурная трава из поля вон», «Финал футуристических выступлений». 

Выходит первая книга о поэте — «Стихи Маяковского» Алексея Кручёных  (впоследствии Маяковский говорил: «Это лучшее, что обо мне написано»).


11 февраля 1915 года

Скандальное выступление Маяковского в артистическом подвале «Бродячая собака» с чтением стихотворения «Вам!». Зрители оскорблены и открыто высказывают свое возмущение. Другие артисты заявили владельцу «Бродячей собаки» Пронину: «После подобной мерзости мы считаем позорным ходить сюда». Пронин ответил: «Ну и не надо» («Биржевые ведомости»).


Сентябрь 1915 года

Выходит отдельным изданием поэма «Облако в штанах» тиражом 1050 экземпляров. В газетах появилось множество восторженных отзывов. «Мы, каторжане „города-лепрозория“, дождались своего пророка» (Осип Брик).


Осень 1917 года

Двустишие «Ешь ананасы, рябчиков жуй…» становится «народным»:
«…Петербургские газеты первых дней Октября писали, что матросы шли на Зимний, напевая какую-то песенку: „Ешь ананасы…“» («Только не воспоминания…»). Этот эпизод был так важен для Маяковского, что он называл это двустишие «любимейшим».


Февраль 1918 года

Маяковский издает поэму «Человек». На чтении поэмы присутствовали Андрей Белый, Константин Бальмонт, Вячеслав Иванов, Марина Цветаева, Борис Пастернак и Владислав Ходасевич. Андрей Белый, по воспоминаниям присутствовавших, слушал как завороженный и назвал Маяковского самым выдающимся русским поэтом после символистов.


27 февраля 1918 года

Выступление Маяковского в Политехническом музее на вечере «Избрание короля поэтов». Маяковский, по воспоминаниям современников, сумел заставить себя слушать, но «королем поэтов» был выбран Игорь Северянин — в ответ футуристы устроили вечер под лозунгом «Долой всяких королей».


7 ноября 1918 года

Премьера «Мистерии-буфф» в Театре музыкальной драмы. Сама пьеса была оценена Луначарским  Анатолий Васильевич Луначарский (1875–1933) — первый нарком просвещения, в этой должности в 1917–1929 годах курировал советские образование и культуру. Наркомпрос, помимо отдела просвещения, включал также художественный, театральный и литературно-издательский отделы. достаточно высоко. Но театральная газета «Жизнь искусства», официальный орган отдела театров и зрелищ Народного комиссариата просвещения, писала о громком неуспехе постановки
(«…Насмешливая величавость замысла подкошена внутренними немощами выполнения», — Алексей Левинсон). Уже во время работы над спектаклем Маяковский столкнулся с противодействием артистов и администрации театра, пьеса прошла всего три раза. Попытка внести свой вклад в празднование годовщины революции силами футуризма не удалась.

1919 год

Выходит первое собрание сочинений поэта — «Все сочиненное Владимиром Маяковским. 1909–1919».


Апрель 1921 года

Выходит без фамилии автора поэма «150 000 000». Ленин отрицательно отнесся к этой поэме: «Вздор, глупо, махровая глупость и претенциозность» (записка Луначарскому 6 мая 1921 года). Устно Ленин назвал такую литературу «хулиганским коммунизмом». В этот период особенно активной стала критика футуризма партией; в «Правде» появилась статья «Довольно маяковщины!».


Март 1922 года

В правительственной газете «Известия» публикуется стихотворение «Прозаседавшиеся». Ленин заявляет на Всероссийском съезде металлистов, что, хоть и не принадлежит к поклонникам Маяковского, «давно не испытывал такого удовольствия с точки зрения политической и административной», как при чтении нового сатирического стихотворения поэта. Эффект от положи­тельного отзыва Ленина был огромен: стихи Маяковского стали регулярно печатать в «Известиях».


Январь 1923 года

Маяковский предпринял попытку создания платформы для футуристической эстетики — журнал «Леф» («Левый фронт искусств»). Журнал находился в введении Госиздата, но главным редактором стал сам Маяковский. В первом номере, вышедшем 29 марта 1923 года, была напечатана поэма Маяковского «Про это», получившая высочайшую оценку Луначарского.


12 мая 1923 года

Огромная толпа, собравшаяся на митинге протеста против убийства дипломата Вацлава Воровского и ультиматума английского министра Керзона Советскому Союзу, подхватывает рефрен «Левого марша» Маяковского. («Большой, бесконечный Маяковский, выкрикивающий с балкончика статуи Свободы на медном языке своего голоса: „Разворачивайтесь в марше… Левой!“ — и внизу ревущее тысячеголосое: „Левой!“» — газета «Правда».)


Октябрь 1923 года

Маяковский начал сочинять рекламу для Моссельпрома. Рекламные тексты и лозунги Маяковского использовались Моссельпромом очень широко — на плакатах, в объявлениях, на вывесках киосков и магазинов, на обертках печенья, конфетных этикетках и т. д. Двустишие «Нигде, кроме / как в Моссельпроме» стало общим рекламным лозунгом Моссельпрома. «Хозяйственная агитка» Маяковского вызывала множество отрицательных отзывов. Сам же он писал в автобиографии: «Несмотря на поэтическое улюлюканье, считаю „Нигде, кроме как в Моссельпроме“ поэзией самой высокой квалификации».


Январь 1924 года

Маяковский получает в Контрагентстве справку, что его книги «в провинции из издаваемой поэзии, пожалуй, имеют самое большое распространение». Эта справка была нужна ему, чтобы убедить Мосполиграф в том, что его книги будут распроданы. Однако заключить договор с издательством так и не удалось.


Октябрь 1924 года

Маяковский читает поэму «Владимир Ильич Ленин» на квартире Валериана Куйбышева в Кремле, на квартире Луначарского, в Коммунистическом университете имени Свердлова, в Доме печати, перед активом Московской партийной организации и так далее. Успех поэмы был невероятный. По воспоминаниям Натальи Луначарской-Розенель, после чтения поэмы на квартире Луначарского «вдруг сверху, с галереи раздались бурные аплодисменты и возгласы: „Спасибо! Спасибо, Владимир Владимирович!“» Оказалось, что в комнате на антресолях собралась театральная молодежь. «Это вторжение незваных слушателей, такое непосредственное и искреннее, произвело на всех, особенно на Маяковского, самое хорошее впечатление. Он поднялся по лесенке на галерею и за руки притащил „зайцев“ вниз».


Август 1925 года

Первое выступление Маяковского в Нью-Йорке в переполненном Central Opera House. «Наконец на эстраде появился сам Маяковский. Сильный, большой, здоровый. Трудно описать, что произошло в публике. Посыпались несмолкае­мые аплодисменты. Маяковский пытался заговорить. Но аплодисменты не прекращались. Поднялись со своих мест. Стучали о пол…» («Русский голос», Нью-Йорк).


С начала 1926 года

Госиздат прекращает выпуск «Лефа», прикрываясь новой партийной резолюцией о художественной литературе: в этой резолюции футуризм полностью игнорировался.

Обложка журнала «Новый Леф». 1927 год © New York Public Library

Сентябрь 1926 года

Лефовцам при содействии Троцкого удается заключить договор с Госиздатом на издание «Нового Лефа», который был гораздо меньше «Лефа» по объему, хотя и выходил регулярно. Первый номер вышел в начале января 1927 года.


Сентябрь 1927 года

Маяковский читал поэму «Хорошо!» на редакционном собрании журнала «Новый Леф». На чтении присутствовал Луначарский, который, по воспоминаниям Катаняна, сказал о поэме: «Это Октябрьская революция, отлитая в бронзу».


1927–1928 годы

Отношения лефовцев становятся все более конфликтными. На журнал нападает главный редактор «Нового мира» Вячеслав Полонский, ярый противник литературных группировок. Он упрекал лефовцев в сервилизме и избыточной «советскости». В итоге из «Лефа» уходит Борис Пастернак, надеясь на скорый уход и Маяковского, «прирожденный талант» которого «должен взорвать те слои химически чистой чепухи, по бессмыслице похожей на сон, которыми он добровольно затягивался и до неузнаваемости затянулся в это десятилетие», уходят Эйзенштейн и Шкловский.


26 сентября 1928 года

Маяковский заявляет о своем уходе из журнала в докладе «Левее Лефа». Впоследствии Маяковского спрашивали, почему он «променял» «Леф» на «Комсомольскую правду» (сосредоточился на «газетных» стихах «на случай»). Маяковский отвечал, что «ежедневная газета с миллионами читателей» ему «куда интересней, чем ежемесячный журнал с несколькими тысячами подписчиков», однако многие из лефовцев предполагали, что уход Маяковского был обусловлен личными причинами, в частности конфликтом Лили Брик и Шкловского.


Весна 1929 года

Маяковский создает группу «Реф» («Революционный фронт искусств»). В наброске предисловия к новому альманаху поэт писал: «Достаточна ли перемена Л на Р, чтобы говорить о новизне? Да, достаточна… Сейчас мало голой левизны. Левизна, изобретательность для нас обязательна, но из всей левизны мы берем только ту, которая революционна, ту, которая активно помогает социалистическому строительству…» Однако, в отличие от Лефа, Реф никакой литературно-политической роли не играл; запланированный альманах так и не вышел.


Cентябрь 1929 года

Триумфальное, по воспоминаниям современников, чтение «Бани» на заседании художественно-политического совета Театра им. Мейерхольда. Зощенко вспоминал об этом чтении: «Актеры и писатели хохотали и аплодировали поэту. Каждая фраза принималась абсолютно. Такую положительную реакцию мне редко приходилось видеть». Однако, когда через полгода состоялась премьера спектакля, он не был тепло принят публикой. В «Нашей газете» спектакль был назван «провалом», а в «Комсомольской правде» было сказано, что «продукция у Маяковского на этот раз вышла действительно плохая, и удивительно, как это случилось, что Театр им. Мейерхольда польстился на эту продукцию».


С конца 1929 года

Идет подготовка выставки «Маяковский за двадцать лет», где представлялись все литературные работы поэта, материалы по его художественной и лекционной деятельности, макеты постановок его пьес, фотоматериалы, карта поездок по СССР, Европе и Америке. Выставка должна была стать резким ответом критикам, говорившим, что Маяковский «больше не поэт».


21 января 1930 года

Маяковский выступает в Большом театре на концерте в честь шестой годовщины смерти Ленина, где присутствовал Сталин и другие члены политбюро. Маяковский понравился Сталину, но вскоре давление на поэта со стороны власти усилилось.


Зима 1930 года

Выходит том Советской энциклопедии, в котором о Маяковском сказано, что его бунт «анархистический и индивидуалистический, мелкобуржуазный по существу» и что «после Октября Маяковскому чуждо мировоззрение пролетариата».



1 февраля 1930 года

Открытие выставки «20 лет работы Маяковского» в Клубе писателей. Но от писательских организаций никто не пришел поздравить Маяковского — зато было много молодежи. По воспоминаниям Т. Гомолицкой-Третьяковой, Маяковский сказал: «Ну что ж, „бороды“ не пришли — обойдемся без них», но был все время мрачно насторожен и выглядел устало.


6 февраля 1930 года

Маяковский вступает в РАПП  Российская ассоциация пролетарских писателей.. Свое решение он объяснил желанием перейти на более массовую работу и призвал всех рефовцев сделать такой же шаг. Остро чувствовалось внешнее давление — РАПП был объявлен единственным «официальным» орудием партии в области литературы. Но будучи принятым в РАПП, Маяковский не стал там своим. Один из рапповцев, Александр Фадеев, сказал в газетном интервью, что вступление Маяковского в РАПП еще не означает, что он будет принят со всем своим «теоретическим багажом»: «Мы будем принимать его в той мере, в какой он будет от этого багажа отказываться…» В итоге ни один из задуманных Маяковским «рапповских» проектов не был реализован.


9 апреля 1930 года

Разговор с аудиторией во время выступления перед студентами Института народного хозяйства перерос в спор о непонятности стихов Маяковского. По свидетельству современников, Маяковского забрасывали такими репликами: «Имеет ли это отношение к революции? Все написано о себе. Все это не понятно»; «Рабочие не понимают Маяковского из-за маяковской манеры разбивать строки»; «Пусть Маяковский докажет, что через 20 лет его будут читать» и так далее. В те же дни по случаю юбилея творческой и общественной работы Маяковского журнал «Печать и революция» решил опубликовать приветствие, в котором о Маяковском говорилось как о «великом революционном поэте», — однако приветствие изъяли из уже готовых экземпляров журнала по решению руководства Госиздата.


14 апреля 1930 года

Самоубийство Маяковского.


15 апреля 1930 года

Прощание с Маяковским. Мимо его гроба прошло за три дня 150 000 человек. 17 апреля состоялся траурный митинг. «Насколько хватает глаз, весь путь залит густой колонной людей, частью идущих и по боковым параллельным улицам и переулкам» («Литературная газета»).


Май — июнь 1930 года

Выходит статья Романа Якобсона «О поколении, растратившем своих поэтов» — первая серьезная попытка проанализировать поэтический мир Маяковского. Рефлексируя по поводу самоубийства поэта, Якобсон приходит к выводу, что смерть тесно переплетена с поэзией Маяковского, и яростно обрушивается на тех, кто не понимал причин его самоубийства. По Якобсону, смерть Маяковского — смерть искупителя, она неразрывно связана с идеалами революции.


1934–1938 годы

Выходит первое Полное собрание сочинений Маяковского под редакцией Лили Брик и Ивана Беспалова.


Ноябрь 1935 года

Лиля Брик пишет письмо Сталину с просьбой помочь с изданием стихов Маяковского и увековечением его памяти. Сталин откликается на ее просьбу и призывает Ежова заняться наследием Маяковского, который «был и остается лучшим, талантливейшим поэтом нашей советской эпохи».


17 декабря 1935 года

Резолюция Сталина в полном виде публикуется в «Правде». В этот же день Триумфальная площадь в Москве была переименована в площадь Маяковского. В том же году в Москве появляется переулок Маяковского. Однако превращение Маяковского в «официального» народного кумира стало, по словам Пастернака, его «второй смертью» — его «стали вводить принудительно, как картофель при Екатерине» («Люди и положения»).

Центральный клуб металлургов. В библиотеке около скульптуры В. Маяковского. Фотография Владислава Микоши. 1937 год © Мультимедиа-арт-музей

1938 год

В Москве открывается Библиотека-музей В. В. Маяковского, которая в 1974 году преобразуется в Государственный музей В. В. Маяковского.

В Москве открывается станция метро «Маяковская».


1939 год

Выходит «Краткая летопись жизни и работы В. В. Маяковского», написанная В. А. Катаняном. «Краткая летопись…» стала одним из наиболее важных источников при изучении жизни и творчества Маяковского, переиздавалась в 1945, 1948, 1956, 1961 годах, последнее издание вышло посмертно под названием «Маяковский. Хроника жизни и деятельности» (1985).


1953 год

Имя Маяковского присваивается Центральной городской публичной библиотеке в Ленинграде.


1954 год

Московский театр драмы переименован в Московский театр им. Вл. Маяковского.

Давид Бурлюк выступает в Библиотеке-музее
В. В. Маяковского. 1956 год
© Государственный музей В. В. Маяковского

1958 год

На площади Маяковского в Москве установлен памятник Маяковскому работы А. П. Кибальникова и Д. Н. Чечулина. В 1959 году Кибальников был удостоен за свою работу Ленинской премии. Памятник стал традиционным местом встреч поэтов, «маяковских чтений».

Через два года после XX съезда партии (1956) вышел том «Литературного наследства» «Новое о Маяковском», где были впервые напечатаны не только агитационные тексты, но многие ранние стихи Маяковского и его письма к Лиле Брик. Однако запланированный второй том так и не вышел — Комиссия по вопросам идеологии, культуры и международных партийных связей ЦК КПСС заявила, что опубликованные материалы «искажают облик великого советского поэта».

В студенческом общежитии МГУ. Фотография Владимира Лагранжа. 1964 год © Мультимедиа-арт-музей

1963 год

Выходит сборник «Маяковский в воспоминаниях современников», в котором впервые были опубликованы воспоминания Брик, Шкловского, Чуковского, Родченко, Эйзенштейна и других.


1969–1973 годы

Выходит монография Виктора Перцова «Маяковский. Жизнь и творчество» — наиболее полная «официальная» биография Маяковского.


19 июля 1973 года

К восьмидесятилетию со дня рождения Маяковского была воссоздана выставка «20 лет работы». Выставка подверглась цензуре, но усилиями Константина Симонова удалось в итоге представить полную экспозицию.


1985 год

Выходит книга Юрия Карабчиевского «Воскресение Маяковского» — с нее начинается «демифологизация» образа Маяковского, его «разоблачение». Карабчиевский пишет о «садистском комплексе» Маяковского, о том, что служил он «не революции, а власти», а сами тексты выстраивал по универсальным формальным схемам. После распада СССР развенчивание на время станет преобладающей тенденцией в маяковедении.


С 1991 года

После распада СССР подобные тенденции стали преобладающими в маяковедении, поскольку в Маяковском видели официального представителя ненавистной системы. Кроме того, о Маяковском вообще стали писать гораздо меньше: литературоведы сфокусировали свое внимание в основном на тех авторах, о которых раньше писать было нельзя.


2005 год

Опубликованы материалы о самоубийстве Маяковского, которые хранились в архиве Ежова (сборник «„В том, что умираю, не вините никого“?.. Следственное дело В. В. Маяковского»).  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail