Курс № 17 Петербург накануне революцииЛекцииМатериалы
Лекции
12 минут
1/6

Императорский дом

Какие проблемы были в семье Романовых, каким характером обладал император и почему друзьям он предпочитал общество жены

Лев Лурье

Какие проблемы были в семье Романовых, каким характером обладал император и почему друзьям он предпочитал общество жены

9 минут
2/6

Высший свет

Кто и как решал в Петербурге судьбы страны, почему быть гвардейцем было почетно, но невыгодно и при чем здесь яхт‑клуб

Лев Лурье

Кто и как решал в Петербурге судьбы страны, почему быть гвардейцем было почетно, но невыгодно и при чем здесь яхт‑клуб

9 минут
3/6

Интеллигенция Серебряного века

Из кого состояла петербургская интеллигенция, как она относилась к власти и почему была далека не только от народа, но и от высшего света

Лев Лурье

Из кого состояла петербургская интеллигенция, как она относилась к власти и почему была далека не только от народа, но и от высшего света

11 минут
4/6

Крестьяне в городе

Что ожидало приезжего в Петербурге, какие социальные лифты помогали самым предприимчивым и кому революция была нужна меньше всего

Лев Лурье

Что ожидало приезжего в Петербурге, какие социальные лифты помогали самым предприимчивым и кому революция была нужна меньше всего

12 минут
5/6

Хулиганы, попрошайки, проститутки

Как Петербург стал опасным городом, почему на его улицах было столько хулиганов и проституток и как жены чиновников брали взятки

Лев Лурье

Как Петербург стал опасным городом, почему на его улицах было столько хулиганов и проституток и как жены чиновников брали взятки

12 минут
6/6

Пролетарии и революция

Почему у рабочих не было будущего, кто первым получал по голове во время забастовки и как из‑за одной стачки пало самодержавие

Лев Лурье

Почему у рабочих не было будущего, кто первым получал по голове во время забастовки и как из‑за одной стачки пало самодержавие

Материалы
«Мемори» с Романовыми
Cыграйте в игру — и отыщите 12 повторяющихся портретов Романовых
Что слушали в дореволюционной России
Плейлист с короткими рассказами об исполнителях
Свобода слова в России
Как власть боролась с журналистами после отмены цензуры в 1905 году
Над чем смеялись
в дореволюционной России
Аудиозаписи выступлений комиков начала XX века
Все развлечения Петербурга
Путеводитель по дореволюционному Петербургу
Питербурх, Петрополь и Чертоград
3 имени и 13 прозвищ города
Как организовать стачку
10 стадий русского бунта
Балерина Романовых
О Матильде Кшесинской и ее романах с тремя великими князьями
Поездка в Петербург 1912 года за мамонтом
Впечатления 10-летнего мальчика о поездке в столицу
Как звучал голос Николая II
Две аудиозаписи речи последнего имератора
Как пьют русские писатели: рассказы трактирщиков
Фельетон 1908 года
Слоны Романовых
Откуда в Царском Селе взялось редкое животное
Царь-убийца
Как охотился Николай II
Велимир Хлебников о предреволюционном Петербурге
Избранные места из переписки поэта с родственниками и друзьями
Диаспоры в Петербурге
Где и как жили в городе поляки, немцы, финны и другие нацменьшинства
От водоноса до портняжки
Из кого состояла уличная толпа Петербурга
Круг чтения Николая II
От «Дракулы» до Книги Иова: как проводил свободное время император
Петербург в кино
Девять отечественных фильмов, по которым можно изучать дореволюционный Петербург
Комета Галлея: паника века
Как космическое тело вдохновило авантюристов и петербургских поэтов
Шерлок в Петербурге
Как легендарного сыщика занесло в Росcию
Николай II в Крыму
Редкое видео о путешествии российского императора на юг
Лев Лурье: «Петербург дает некоторую закалку»
Кто придумал термин «серебряный век»
Как вошел в обиход уже привычный термин
Петербург — город карманников и хулиганов
Как город стал столицей хулиганства
«Архнадзор» начала века
Как ревнители облика Петербурга жаловались на отвратительную новую архитектуру 100 лет назад
Проституция в Петербурге
Все о жизни петербургских продажных женщин начала XX века
«Боже, царя стряхни!»
Обзор сатирической поэзии 1905–1907 годов
Субкультура гомосексуалов в дореволюционном Петербурге
Как жили и где развлекались поклонники однополой любви (18+)
Веганы и сыроеды дореволюционного Петербурга
Как вегетарианство стало модным
Суфражистки, актрисы и фельдшеры
Каково это — быть женщиной в Петербурге начала века
Азбука дореволюционной жизни
Cамые удивительные и парадоксальные заметки из старых газет
Инстаграм Романовых
Фотографии, сделанные членами императорской семьи
Весь курс за 5 минут
Все, что нужно знать о дореволюционном Петербурге, в самом кратком изложении

«Архнадзор» начала века

Как ревнители облика Петербурга жаловались на отвратительную новую архитектуру, обилие рекламы и утрату прекрасных старых зданий

Строительство крыши Пассажа. Фотография Карла Буллы © Центральный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

Петербург начала века активно строился, и на страницах журналов «Аполлон», «Старые годы», «Столица и усадьба», а также профессиональных архитектурных изданий («Зодчий» и др.) развернулась яростная полемика: как относиться к сносу старых зданий, новым архитектурным формам и действиям властей?  

В защите эстетики старого Петербурга особенно усердствовали мирискусники. Александр Бенуа и его товарищи были теми, кто переломил представление о Санкт-Петербурге как о скучном, казенном, холодном, чиновничьем городе. Александр Бенуа сетовал в 1902 году, что «кажется, на всем свете нет города, который пользовался бы меньшей симпатией, чем Петербург». Строительный бум конца XIX — начала ХХ века привел в 1890–1910 годах к массовым утратам в городской среде Петербурга, архитектурный пейзаж города оказался безвозвратно изменен, особенно болезненно воспринимались современниками утрата здания Большого театра (архитектор — Тома де Томон) и строительство на этом месте здания консерватории, новый декор Мариинского театра (архитектор В. А. Шретер) и застройка вокруг Михайловского замка (в том числе учебная электростанция на Кленовой улице).

«...Ежегодно исчезают целыми десятками прелестные особнячки александровского и екатерининского времени, перестраиваются в огромные и роскошные доходные дома или, что еще хуже, только заново отделываются всякой дешевкой, омерзительными лепными украшениями». 

Александр Бенуа


Вот какой список «вандализмов» в очерке «Старый Петербург» приводит искусствовед Г. К. Лукомский:

«Изуродовали Михайловский дворец, Главный штаб (куполом библиотеки), снесли десятки хороших особняков и доходных домов, уничтожили два-три моста (Пантелеймоновский, Египетский), переделали фасады (Константиновского училища, Технологического института, Вольного экономического общества). Но этими несколькими, более крупными примерами не исчерпывается вандализм 1900–1915 годов. Перечислить все их невозможно...» 

Особую роль в сохранении архитектурных деталей и популяризации ценности архитектурного наследия играл Музей Старого Петербурга, основанный в 1897 году группой архитекторов, художников и историков. Этот музей размещался в доме архитектора П. Ю. Сюзора на Кадетской линии.

«... Даже имеющее сравнительно небольшое художественное значение здание, прежде чем оно будет разрушено, подвергнется подробному «обснятию» фотографа, и лучшие детали его плафонов или дверей и печей собраны будут в Музей Старого Петербурга».

Г. К. Лукомский 


Профессиональной критике подвергалась застройка участка внутри Адмиралтейства: на Адмиралтейской набережной «возникли серые, малиновые, зеленые шестиэтажные громады в разных стилях, от русского до ренессанса». Особой архитектурной неудачей считался Панаевский театр, сгоревший в 1917 году. Вообще, реконструкция Адмиралтейской набережной, перенос композиции спуска к Неве, его изменение болезненно воспринимались современниками как вандализм.

 

Работа по разборке старого здания Петербургской конторы Московского купеческого банка. Фотография 1912 года © Центральный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

В № 68 журнала «Столица и усадьба» за 1916 год появилась статья «Прекрасный Петроград», название которой сознательно взято в кавычки. В статье обсуждаются насущные градостроительные проблемы:

«Мнимые требования общественной гигиены заставили упразднить целую сеть живописных каналов, которые, конечно, легче было уничтожить, чем создать, — засыпать, чем расчистить. На Лебяжьей канавке не видать гордых лебедей, завещавших ей поэтическое имя, и разве изредка проплывет труп кота. Обречен на гибель Екатерининский канал, и едва ли его заменит Екатерининский проспект, Таврический сад и Александровский парк застроены безобразными „временными“ строениями, их же царствию несть конца. Лавалевский парк на Аптекарском острове распродается по участкам, и нет оснований ожидать, что современные Томоны и Растрелли воздвигнут там здания, достойные благоговения веков».

Н. Лернер. Статья «Прекрасный Петроград»
 
Деревянный дом на Петербургской стороне. Фотография 1903 года © pastvu.com

Мартирологом  Мартиролог — перечень жертв, подвергшихся гонениям, преследованиям, или перечень страданий, кем-либо перенесенных. Первоначально — сборник повествований о христианских мучениках. звучит перечисление погибших в пожаре зданий: деревян-ного дворца на Петровском острове, первого Троицкого собора, деревянной застройки Петербургской стороны.

«Оставшиеся кое-где смиренные садики, эти „вишневые сады“ Петрограда, ждут своих Лопахиных, которые уничтожат их и настроят доходных домов, и из подвальных этажей и мелочных лавок понесутся ужасные запахи».

Н. Лернер. Статья «Прекрасный Петроград»


Там же звучат упреки в адрес городских властей:

«У нас не было общественных деятелей, которые серьезно заботились о красоте города и здоровье жителей. В смысле эстетики, гигиены и санитарии наши администраторы недалеко ушли от гоголевского городничего... Между тем население все растет, жизнь становится все неуютнее и теснее».

Н. Лернер. Статья «Прекрасный Петроград»

Там же:

«Первые строители нашей столицы умели понять и предуказали нам, что самый насущный элемент красоты северного русского города — величие и простор. Экономическая жизнь и санитария требуют того же. Мы поступаем наоборот».

Н. Лернер. Статья «Прекрасный Петроград»
 
Невский проспект и Полицейский мост через Мойку © hellopiter.ru

Вместе с тем на страницах журналов появляются предложения, призванные решать насущные градостроительные задачи. Так, в журнале «Архитектурно-художественный еженедельник» предлагают «уничтожить магазины, находящиеся в самой узкой части Невского проспекта, между Морской улицей и Полицейским мостом, обратить их в крытую галерею для пешеходов, а четырехаршинные тротуары присоединить к улице для экипажного движения». Это предложение было вызвано насущной необходимостью, так как однажды в этом месте случилась настоящая катастрофа: «на набережной Мойки под напором толпы рухнула в воду часть решетки, и несколько десятков человек были раздавлены или утонули».

Архитектор Оскар Мунц на страницах того же издания предлагает градострои­тельное урегулирование Каменноостровского проспекта, который в начале ХХ века становится одной из самых важных артерий Петрограда. Для расширения уже застраиваемого без надлежащего плана проспекта архитектор решает «установить в некоторых местах проспекта отступы, за черту которых дома не должны выступать. В первой его половине, между Кронверкским и Большим проспектом, левая сторона которой застроена сплошь, отступы уже не помогут, но, безусловно, необходимо навсегда сохранить от застройки сад перед зда­нием Александровского лицея. Во второй же половине, от Большого проспекта до Малой Невки, на четверть версты можно устроить отступы по две сажени. Дальше, до Вологодской улицы, изменения уже невозможны, а начиная от Вологодской, где стоят еще красивые старые здания, но, вероятно, простоят еще недолго, должна быть установлена опять-таки новая фасадная линия».

Доходный дом Кельдаля на Каменноостровском проспекте, построен в 1902–1903 годах © pastvu.com

Этим архитектурным предложением Мунц пытается исправить назревшую сложную проблему, к решению которой неоднократно обращалась городская дума. На страницах журналов раздавались сетования по поводу отсутствия общего плана застройки, из-за чего «хаос самый безвкусный царит в отношении сформирования общего вида столицы».

Вывески на доме № 54 по Невскому проспекту. Фотография ателье Карла Буллы. 1908 год  © Центральный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

Достаточно посмотреть фотографии Карла Буллы, чтобы убедиться в справедливости претензий к обилию рекламных объявлений, почти полностью скрывавших фасады домов на главных улицах столицы. Вызывали законное возмущение горожан «лачуги, занятые извозчичьими дворами», места, остающиеся незастроенными десятилетия. «Почему не издан до сих пор закон о принудительном отчуждении этих мест, пригодных ведь не только для склада дров, а то и попросту годами пустующих или занятых свалкою ненужного мусора?» — риторически спрашивал Лукомский на страницах очерка «Современный Петербург» в 1915 году.

Как отрицательный пример приводилось пространство на Каменноостровском, дом № 2, характеризовавшееся как «сплошной ужас»: «вывески, извозчичий двор, грязные сараи, трактир — на участке, расцениваемом по 1000 рублей кв. сажень, на самом видном месте, где мог быть если уже не доходный дом, то, во всяком случае, чудный кафе-ресторан». Критиковались также пустырь на месте дома № 47, угол Карповки и Каменноостровского, отсутствие благоустройства берегов реки Карповки. Марсово поле, «покрытое никем не убираемым слоем грязи или пыли, несущейся в ветреный день прямо в Летний сад», вызывало справедливые нарекания горожан.

Дом Олсуфьевых на Фонтанке © oldspb.ru

Скорость и размах строительства в начале ХХ века сталкивали различные стилистические тенденции, и архитектурная критика занимала иногда противоположные точки зрения на одно и то же здание. «Чухонский модерн» активно критиковался, а неоклассицистические и необарочные архитектурные приемы, напротив, находили в профессиональной прессе одобрение. Училищный дом Петра Великого, Петровская больница, дом Олсуфьевых на Фонтанке — эти образцы ретроспективистской архитектуры с восторгом встречались современниками. От архитекторов же ждали особой ответственности. 

«Зодчий действительно должен стать старшим мастером! Для развития архитектуры давно нужны были, кажется, новые формы строя государственного. Теперь они почти налицо! Дело за архитектурою, за зодчими! Посмотрим же, как они себя покажут!»

Г. К. Лукомский  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail