Курс № 18 Русский авангардЛекцииМатериалы
Лекции
14 минут
1/5

Передовой отряд

Кем были первые авангардисты, чем они вдохновлялись и как эпатировали публику

Андрей Сарабьянов

Кем были первые авангардисты, чем они вдохновлялись и как эпатировали публику

13 минут
2/5

Две столицы авангарда

«Союз молодежи» против «Бубнового валета»: чем отличались общества нового искусства Москвы и Петербурга

Андрей Сарабьянов

«Союз молодежи» против «Бубнового валета»: чем отличались общества нового искусства Москвы и Петербурга

11 минут
3/5

Алогизм и заумь

Как совместить несовместимое и к чему это может привести живопись, музыку и поэзию

Андрей Сарабьянов

Как совместить несовместимое и к чему это может привести живопись, музыку и поэзию

13 минут
4/5

Рождение и смерть супрематизма

Как возник «Черный квадрат» и чем закончились супрематические поиски Малевича

Андрей Сарабьянов

Как возник «Черный квадрат» и чем закончились супрематические поиски Малевича

11 минут
5/5

Абстрактное и беспредметное

Как русские авангардисты перешли к абстракциям и попытались увлечь своими утопиями всю страну

Андрей Сарабьянов

Как русские авангардисты перешли к абстракциям и попытались увлечь своими утопиями всю страну

Материалы
Краткий учебник по русскому авангарду
Главные достижения авангардной мысли XX века в семи видах искусств
Энциклопедия авангардного кино
Хроника сохранившегося и утерянного советского кино
Соберите авангард из кусочков
Сложите правильно пять знаменитых картин русского авангарда
Как отличить подделку от подлинника
Коллекционер рассказывает о принципах экспертизы произведений русского авангарда
Слова, придуманные Малевичем
Невесомость, Госваал, планиты и другие слова, вошедшие и не вошедшие в употребление
9 шагов постижения современного искусства
Педагогические принципы Казимира Малевича, которые помогут его понять
Малевич и Шагал
Хроника взаимоотношений авангардистов, за год превратившихся из соратников во врагов
Писатели вспоминают о чудачествах поэтов‑авангардистов
Трогательные аудиозаметки о некоторых эпизодах из жизни поэтов
Что читать про авангард
Книги, которые помогут разобраться в истории и теории русского авангарда
Поиграйте с ребенком в тихие игры 20‑х годов
Памятник русского конструктивизма и авангарда: распечатать, вырезать и склеить
Андрей Сарабьянов: «Сейчас „находки“ — удел поддельщиков»
Основные направления авангарда
Разговорный минимум для бесед о русском искусстве XX века
Как читать заумные стихотворения
Два филолога учат понимать заумь, разбирая стихотворения Каменского и Хлебникова
Карта провинциального авангарда
Главные после Москвы и Петербурга советские авангардные города
Заумь Хлебникова, Бурлюка, Каменского и Кручёных
Стихи в авторском и неавторском исполнении
Текстильные эксперименты Поповой и Степановой
Краткая история ситчика революционной расцветки и как делать правильную спецодежду
Как объяснить иностранцу, что такое заумь и сдвиг
Доклад писателя и теоретика авангарда Ильи Зданевича
Галерея авангардного киноплаката
Западная киноклассика и советский киноавангард в работах братьев Стенберг
Как происходили авангардистские акции
Воспоминания современников о скандалах и драках
Что придумали русские авангардисты
Вещи, которые имеют сегодняшний вид благодаря беспредметникам 1920-х годов
Весь курс за 5 минут
Курс Андрея Сарабьянова «Русский авангард» в кратком изложении

Как происходили авангардистские акции

Скандалы, драки, истерики дам, отлучение от столовой, предостережения полиции, объявление сумасшедшими и другие результаты знаменитых выставок и диспутов

Выставки учеников МУЖВЗ — Московского училища живописи, ваяния и зодчества

Каждый год в МУЖВЗ, где учились многие основоположники русского авангарда, проходили выставки работ учеников. И каждый год выставки эти сопровождались громкими скандалами. Вот как описывается первый из таких конфликтов, случившийся в сентябре 1902 года, в котором участ­вовали Михаил Ларионов, Сергей Судейкин и Артур Фонвизин:

«Вся компания выставила свои эскизы, очень интересные, талант­ливые, с прекрасным, очень изысканным цветом, и совершенно новые по композиции. Выставил и Ларионов. Он увлекался уже тогда импрессионизмом; он выставил такое громадное количество, что некуда было вешать. Ларионов прикалывал их к подоконникам, прибивал к дверям, раскладывал на полу. Наконец вошел совет. Все ждали, по обыкновению, конца, чтобы посмотреть результаты, так как выставка была только на один день. Но все несказанно были удивлены, когда совет через 10–15 минут весь в полном составе вышел из аудито­рии и больше не возвращался, а минут через пять пришел секретарь со свечой, замком и сургучом и, заперев дверь, запечатал ее. Все недоумевали, стали спрашивать, но не получили ответа, а вместо него последовало приказание разойтись. Ушли. Все волновались, строили разные догадки, одну нелепее другой, и т. д. Ясно было одно: что-то стряслось, а что — неизвестно».

А. В. Шевченко. «Сборник материалов»

 

Впоследствии выяснилось, что некоторые картины показались порнографи­ческими, а 4 октября совет преподавателей запретил Судейкину и Ларионову посещать классы (до весны 1903-го). Обоим художникам также запретили выставляться, посещать столовую и другие помещения училища. В апреле 1903-го из училища был исключен Татлин, Н. Ульянов, К. Юон и Г. Якулов, а после 26-й выставки Петр Львов и Артур Фонвизин, отстаивавшие свои эстетические воззрения в драке.

Михаил Ларионов с футуристической прической. 1913–1914 годы © Из книги «Энциклопедия русского авангарда. Изобразительное искусство. Архитектура», 2013 год

На 27-ю выставку картин учеников МУЖВЗ (25 декабря 1904 года — 8 января 1905 года) собрался коллекционер Савва Мамонтов. Впрочем, экспозицию он так и не увидел: прийдя в ужас от эмблемы выставки на каталоге, Мамонтов отправил полное возмущения письмо в газету «Русское слово»:

«В Училище живописи, ваяния и зодчества открыта ежегодная выставка ученических работ. Интерес этой традиционной выставки заключается главным образом в том, что на ней ярко отражается то течение, которое в настоящую минуту волнует нашу художественную молодежь. Знако­мясь с ней, можно угадывать те идеалы, к которым эта молодежь стремится, и богов, которым она служит.
     <...>
     В руки мне попался каталог выставки с виньеткой на заглавном листе — нечто больное и безмерно безобразное. Бред глубоко порочного и прогнившего до мозга костей молодого человека, которого надо лечить, а не выпускать публично <...>.
     Выразить изображенное на виньетке почти невозможно. Поддельно наивный рисунок воспроизводит группу отталкивающих женских фигур, лишенных смысла и жизни, а уж красоты — и подавно.
     <...>
     В полном недоумении я обратился за разъяснением к одному юному художнику последней формации и имел с ним следующих диалог:
     — Что значит эта виньетка?
     — Это внутренний мир автора. Он дает пощечину обществу... В этом есть острота!..
     — ??
     — Для того чтобы на маленьком клочке бумаги выразить то, что хотел выразить автор, нужен недюжинный талант!
     — Благодарю вас.
     После всего этого я... не пошел на выставку, охарактеризованную таким девизом-виньеткой».

С. Мамонтов. «Вниманию гг. психиатров. (Письмо в редакцию)». «Русское слово». № 7, 1905 год

 

Первый диспут «О современном искусстве» в Политехническом музее 12 февраля 1912 года

Давид Бурлюк в футуристическом гриме. 1910-е годы © Из книги «Энциклопедия русского авангарда. Изобразительное искусство. Архитектура», 2013

Вот как описывали очевидцы то, что происходило после чтения докладов Николая Кульбина и Давида Бурлюка в Большой аудитории Политехнического музея:

«Говоря об ассирийских богах, Бурлюк получил предостережение представителя полиции. Делая параллель между изображениями ассирийскими и нашими иконами, он обмолвился „боги нашей религии“. Пристав немедленно заявил: „Бог один. Прошу указать оратору. Делаю первое предупреждение“. Бурлюк извинился и продолжал разъяснение появляющихся на экране картин. <...> Демонстрацию французских картин публика встречала с искренним смехом, но выслушивала разъяснения докладчика терпеливо.
     А Бурлюк в это время путался в геометрических пояснениях принципов кубизма, тюбизма и т. д.
     <...> 
     Выступления дальнейших оппонентов послужили поводом к бурным сценам. Выступления в защиту „старого“ здравого искусства сплошь были бесцветны и не останавливали на себе внимания.
     Один из бубновых валетов пытался свести счеты с одним художественным критиком и начал говорить о художественных рецензиях. Но, заподозрив это его намерение, публика шумом и свистками не дала ему говорить.
     Затем последовала безобразная сцена, созданная исключительно партийными счетами между устроителями собрания — бубновыми валетами — и группой, отложившейся от них, под названием „Ослиный хвост“.
     На кафедру взошла Н. Гончарова и заявила, что среди демонстри­ро­вав­шихся под флагом „Бубнового валета“ картин были и ее картины, тогда как она принадлежит к иной группе — „Ослиного хвоста“.
     Слово это вызвало гомерический смех аудитории, чуть ли не улюлюкания.
     <...>
     Ее сменил М. Ларионов с заявлением, что бубновые валеты — консервативны, а „Ослиный хвост“... Публика опять зашумела, а председательствовавший Кончаловский (бубн. валет) попытался лишить оратора слова.
     Поднялся невообразимый шум. Крики „Долой!“, „Просим“ неслись со всех сторон вперемешку с ругательствами. Пристав приблизился к кафедре.
     Ларионов, весь бледный, ударил по кафедре кулаком, сломав в ней что-то, и закричал: „Черт возьми, дайте мне сказать!“
     Шум удвоился, и в результате долго сопротивлявшийся Ларионов выкрикнул: „Французы велики. Бубновые валеты — подражатели их и меня!“ — и покинул треснувшую кафедру.
     После спешных выступлений еще нескольких защитников бубнового валетизма собрание закрылось».

Б. Шуйский. «Художественный диспут». «Против течения». № 22, 1912 год

 

Выставка «Союза молодежи» зимой 1912 года

Слева направо: Павел Филонов, Михаил Матюшин (основатель «Союза молодежи»), Алексей Кручёных, Казимир Малевич, Иосиф Школьник. 1913 год © Центральный государственный архив кинофотофонодокументов Санкт-Петербурга

Выставки «Бубнового валета», «Ослиного хвоста», «Союза молодежи» неизменно вызывали раздражение и неприятие критиков и становились предметом скандала, в том числе и за использование религиозных символов. Вот как описывали современники третью выставку «Союза молодежи» в Петербурге:

«Во дворе бывшей государственной типографии, в прескверной, холодной квартире, помещается возмутительнейшая из бэдламских выставок, выставка картин «Союза молодежи». Здесь всего 139 номе­ров — но за вход все же взимается 50 к.! Тут уже сплошное глумление и над искусством, и над публикой, озорство, доведенное до бесшабаш­ности. Но курьезное дело! Большинство этих чудовищных малеваний принадлежит москвичам, членам общества „Ослиный хвост“. Ведь надо же было избирать себе этакую кличку! Одно озорство могло заставить этих неведомых юнцов стать под флагом ослиного хвоста. <...> Ходит же на эту выставку публика туго, ибо сильно отрезвилась от бэдламного гипноза; над «Союзом молодежи» зло, вслух потешаются, хохочут без удержу и даже бесцеремонно бранятся».

Ю. Загуляева. «Петербургские письма. VIII». «Московские ведомости». № 41, 1912 год

 

«Правильнее было бы назвать эту выставку „союзом веселой молодежи“. Группа молодых людей и барышень выставила несколько десятков холстов, написанных с очевидной целью рассмешить публику. Думаем, что мы не ошибаемся, рассматривая эту выставку именно как невинную шутку. <...> Если же это не карикатура, а серьезная выставка, преследующая определенные задачи, то... То тогда мы считаем себя некомпетентными и передаем перо в руки психиатра».

Меценат. «Выставка «Союза молодежи». «Петербургская газета». № 11, 1912 год

 

Листовки и акции эгофутуристов

Эгофутуристы Иван Игнатьев, Дмитрий Крючков, Василиск Гнедов и Павел Широков © Wikimedia Commons

Не меньшее раздражение, чем выставки художников, вызывали у современников действия поэтов — к примеру, эгофутуристов во главе с Игорем Северяниным. Те, в свою очередь, подхлестывали эту злобу. Так, в 1912 году они выпустили листовку, извещавшую о «Первом весеннем поэзо‑концерте Вселенского Футуризма» на мызе «Ивановка» (станция Пудость Балтийской ж/д, Гатчинская мельница) в парке при охотничьем дворце Павла I, на эстраде у мраморных урн. Начало планировалось в полночь (на обратный поезд при этом можно было сесть только в 5 утра). Листовку разослали в редакции газет и журналов, что было встречено с издевками. Текст пере­пе­чатали с желчными ремарками:

«Шабаш на Лысой горе», «насадителем ослохвостия у нас является поэт Игорь Северянин», «торжество эгопоэтов у чертей на куличках», «исполнителями всех номеров явится всего только четыре лица, да и те сбежавшие из дома умалишенных».

 

Выставка «Современная живопись»: Татлин и Малевич

Владимир Татлин. 1913 год © russianavantgarde.tumblr.com

Зимой 1912–1913 годов в доме Левиссона на Большой Дмитровке состоялась выставка «Современная живопись», организованная обществом художников «Свободное искусство». Там можно было увидеть работы Казимира Малевича «Косарь», «Женщина с ведрами и ребенком», «Жница», «Голова крестьянина», «Жатва», а также «Композицию из рыбаков» и «Nature morte» Владимира Татлина.

«Художники „Современной живописи“ — люди, очевидно, серьезные и ни в какой „кубизм“ и „футуризм“ не верят, хотя и здесь не обошлось без представителей этих „новых течений“ в живописи. Их двое. Гг. Малевич и Татлин. Первый экспонирует „Косаря“, „Женщину с ведрами и ребенком“, „Жницу“, „Голову крестьянина“ и „Жатву“. Все написаны по одному и тому же „способу“. Берутся раскрашенные в желтый, синий и оранжевый цвета деревяшки кубической и полу­круглой формы и из них складываются „человечки“. Велико­лепное и очень полезное занятие для детей младшего возраста. Но при чем же тут художественное творчество?
     Г. Татлин выставил „Композицию из рыбаков“. С одинаковым правом можно назвать это и „Омлетом из дичи“. Картина от этого нисколько не пострадает... Натурщицу этого же художника можно было бы показывать за деньги. И публика валом валила бы. Интересно, согласитесь, посмотреть на девушку, у которой вместо лица — гладкий, хорошо выпеченный блин...»

Профан. «По выставкам». «Развлечение». № 4, 1913 год

 

Второй диспут «О современном искусстве» 24 февраля 1913 года в Политехническом музее

На очередном диспуте в Большой аудитории выступали Иван Аксенов и Давид Бурлюк. Публики было очень много — молодые люди веселились, барабанили в дверь кассы. Площадка и лестницы музея были полны городовых. На первой части диспута было относительно спокойно, доклад же Бурлюка сопровождался свистками (которые он, впрочем, назвал приятными). После этого слова стал требовать Маяковский, и начался скандал:

«Некто Маяковский, громадного роста мужчина с голосом, как тромбон, заявил, что он, футурист, желает говорить первым. По каким-то причинам выступление Маяковского было, очевидно, не на руку организаторам диспута. Они настаивали, что очередь Маяковского — только седьмая. Футурист зычно апеллировал к аудитории.
     — Господа, прошу вашей защиты от произвола кучки, размазы­вающей слюни по студню искусства!
     Аудитория, конечно, стала на сторону футуриста. Однако Бурлюки не сдавались. Целых четверть часа в зале стоял стон от аплодисментов, криков „долой“, свиста и шиканья. Все-таки решительность Маяков­ского одержала победу. Впрочем, аудитория ошиблась, поддерживая футуриста, потому что он ее с места в карьер назвал „сеном“, и неожиданность такого заявления вызвала искреннюю реплику:
     — Дурак ты, больше ничего!
     Многочисленным последующим оппонентам не везло: аудитория жаждала продолжения скандала и решительно не давала им говорить...»

«У «Бубновых валетов». (Второй диспут)». «Московская газета». № 239, 1913 год

 

Диспут «Мишень» 23 марта 1913 года

Михаил Ларионов (слева) с участниками «Ослиного хвоста» © Из сборника «Ослиный хвост и мишень», 1913 год

На диспуте, организованном в Большой аудитории Политехнического музея Михаилом Ларионовым, планировались пять докладов. Илья Зданевич, кото­рого современник описал как «безу­сого юнца с пафосом дурного тона и непомерным апломбом», делал доклад о принципах и истории футуризма. Эпатируя публику, художник призывал сжечь музеи и библиотеки, провозглашал смерть любви, предлагал воспеть войну и свергнуть луну.

«— Долой праздную и глупую луну — мать меланхолии, лени, властительницу символистов, от великого Верлена до великого Бальмонта!
     Громовым хохотом ответила весело настроенная аудитория на призыв к свержению луны, но главное было впереди.
     — Новую красоту несем мы миру — красоту быстроты. Долой голую, нищую землю — поэзию машин, гигантских сооружений и бешеную победу пространства, „всеприсутственность“ воспеваем мы.
     И совсем уж неожиданно:
     На экране — изображение Венеры Милосской, а в руках лектора старый поношенный башмак.
     — Вот перед вами Венера. Почему она красива? Потому что этому нас научили. Красота башмака прекраснее, потому что она автономна и не осознана».

Е. Я. «Современный башмак и Венера. (Диспут «Мишень»)». «Голос Москвы». № 70, 1913 год

 

Программа диспута «Мишень» © Государственный Русский музей

Аудитория начала волноваться, в зале раздались крики с требованием убрать башмак к черту. В конце выступлений начались прения, и тут началось такое, чего еще русская художественная жизнь не видела. На футуристов обрушилась резкая волна критики, критикам аплодировали, и Ларионов прервал оратора. Впрочем, говорить ему не давали: в зале царил страшный шум и гвалт. Бонч-Томашевский, отвечавший за порядок в аудитории, попытался успокоить кричащего что-то Ларионова, но тот, будучи в иступленном состоянии, замахнулся на Томашевского звонком, который возвещал о начале диспута.

«Какой-то субъект подскочил сзади к Ларионову. Размахнулся. Ударил его. Ларионов, повернувшись, ответил ударом звонка. Как лавина бросилась публика на кафедру. Образовалась свалка. Поднимались кулаки, летели стаканы, били друг друга подставками электрических ламп. В центре размахивал руками, нанося удары направо и налево, Ларионов. В зале поднялось невероятное смятение. Многие дамы забились в истерике и огласили аудиторию раздирающими воплями. Каким-то образом дерущиеся с кафедры во время свалки вломились в комнату за экраном. Появилась полиция. Целый наряд городовых с помощником пристава. Начали водворять порядок. В это время из комнаты позади эстрады вылетает какой-то субъект и кричит:
     — Господа, Ларионов ударил меня звонком, а я дал ему два раза по морде!
     Гром аплодисментов.
     Сейчас же появилась оттуда же художница Гончарова, тоже участ­ница „Мишени“.
     — Милостивые государи и милостивые государыни, — размеренно заявляет она, — вы стадо баранов!
     — Вон, долой! — загрохотал зал.
     Этим „диспут“ и закончился».

«Грандиозная драка на диспуте футуристов». «Московский листок». № 70, 1913 год  

 

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail