Курс № 18 Русский авангардЛекцииМатериалы
Лекции
14 минут
1/5

Передовой отряд

Кем были первые авангардисты, чем они вдохновлялись и как эпатировали публику

Андрей Сарабьянов

Кем были первые авангардисты, чем они вдохновлялись и как эпатировали публику

13 минут
2/5

Две столицы авангарда

«Союз молодежи» против «Бубнового валета»: чем отличались общества нового искусства Москвы и Петербурга

Андрей Сарабьянов

«Союз молодежи» против «Бубнового валета»: чем отличались общества нового искусства Москвы и Петербурга

11 минут
3/5

Алогизм и заумь

Как совместить несовместимое и к чему это может привести живопись, музыку и поэзию

Андрей Сарабьянов

Как совместить несовместимое и к чему это может привести живопись, музыку и поэзию

13 минут
4/5

Рождение и смерть супрематизма

Как возник «Черный квадрат» и чем закончились супрематические поиски Малевича

Андрей Сарабьянов

Как возник «Черный квадрат» и чем закончились супрематические поиски Малевича

11 минут
5/5

Абстрактное и беспредметное

Как русские авангардисты перешли к абстракциям и попытались увлечь своими утопиями всю страну

Андрей Сарабьянов

Как русские авангардисты перешли к абстракциям и попытались увлечь своими утопиями всю страну

Материалы
Краткий учебник по русскому авангарду
Главные достижения авангардной мысли XX века в семи видах искусств
Энциклопедия авангардного кино
Хроника сохранившегося и утерянного советского кино
Соберите авангард из кусочков
Сложите правильно пять знаменитых картин русского авангарда
Как отличить подделку от подлинника
Коллекционер рассказывает о принципах экспертизы произведений русского авангарда
Слова, придуманные Малевичем
Невесомость, Госваал, планиты и другие слова, вошедшие и не вошедшие в употребление
9 шагов постижения современного искусства
Педагогические принципы Казимира Малевича, которые помогут его понять
Малевич и Шагал
Хроника взаимоотношений авангардистов, за год превратившихся из соратников во врагов
Писатели вспоминают о чудачествах поэтов‑авангардистов
Трогательные аудиозаметки о некоторых эпизодах из жизни поэтов
Что читать про авангард
Книги, которые помогут разобраться в истории и теории русского авангарда
Поиграйте с ребенком в тихие игры 20‑х годов
Памятник русского конструктивизма и авангарда: распечатать, вырезать и склеить
Андрей Сарабьянов: «Сейчас „находки“ — удел поддельщиков»
Основные направления авангарда
Разговорный минимум для бесед о русском искусстве XX века
Как читать заумные стихотворения
Два филолога учат понимать заумь, разбирая стихотворения Каменского и Хлебникова
Карта провинциального авангарда
Главные после Москвы и Петербурга советские авангардные города
Заумь Хлебникова, Бурлюка, Каменского и Кручёных
Стихи в авторском и неавторском исполнении
Текстильные эксперименты Поповой и Степановой
Краткая история ситчика революционной расцветки и как делать правильную спецодежду
Как объяснить иностранцу, что такое заумь и сдвиг
Доклад писателя и теоретика авангарда Ильи Зданевича
Галерея авангардного киноплаката
Западная киноклассика и советский киноавангард в работах братьев Стенберг
Как происходили авангардистские акции
Воспоминания современников о скандалах и драках
Что придумали русские авангардисты
Вещи, которые имеют сегодняшний вид благодаря беспредметникам 1920-х годов
Весь курс за 5 минут
Курс Андрея Сарабьянова «Русский авангард» в кратком изложении

9 шагов постижения современного искусства

Педагогические принципы Казимира Малевича, которые помогут понять и простить современное искусство

Казимир Малевич в своей студии. 1930-е годы © Heritage Images / Hulton Archive / Getty Images

По воспоминаниям современников, Казимиру Малевичу достаточно было час вести лекцию перед неподготовленной аудиторией, чтобы превратить слушателей из скептиков в утвердителей нового искусства. И это притом, что мало кто из учеников понимал все выдуманные или вычитанные термины, которые он так любил использовать в своей речи.

Теоретическая и педагогическая деятельность авангардиста связана с четырьмя учреждениями: Витебское народное художественное училище (ВНХУ), Государственный институт художественной культуры (ГИнХуК), Государственный институт истории искусств (ГИИИ) и Киевский художественный институт. Впервые начав проводить лекции в Витебске в 1919 году, Малевич на несколько лет почти полностью перестает писать картины, привлекая в свою студию все больше учеников и публикуя один трактат за другим. С периферии он возвращается уже в качестве окруженного последователями профессора и в 1923 году получает должность заведующего петроградским Музеем художественной культуры. Музей под руководством Малевича сменяет направление деятельности с выставочной на научно-исследовательскую и меняет название на Институт художественной культуры. В 1926 году ГИнХуК закрывается, а его сотрудники оказываются переведены в ГИИИ. Там Малевич задерживается недолго и меньше чем через два года сменяет фокус с научной деятельности вновь на педагогическую, уехав в Киев. Из Киевского художественного института его увольняют в 1930 году как беспартийного.

Ниже — девять педагогических принципов Малевича.

1. Искусство несовместимо с эстетикой

«Конечно... можно любить и персиянку, и китаянку, и египтянку в их живописном и натуральном изображении, но приходится считаться и с другими явлениями новой фазы логики искусства, которое вышло из орбиты Рембрандт — Сезанн и Афродита — Магдалина... Как Эдисон не может возвратиться к первобытной технике изображения, так и новое искусство не может прийти к Рубенсу, Рембрандту и Сезанну. <...> Придется массам все же разбираться в нем, как астроному с новым явлением в астрономическом пространстве, и учиться оперировать более сложными числами, нежели число пальцев на руках и ногах».

Казимир Малевич. Трактат 1/46 (Эклектика), 1925 год

Главная заслуга супрематизма — удаление метафоры из живописи. Теперь художник уже не изображает то, что находится вне плоскости картины. Означаемое и означающее встречаются на отсутствующем горизонте. И многих пугает и расстраивает именно то, что в случае с супрематизмом вообще и «Черным квадратом» в частности зритель упирается в фигуру, нарисованную на холсте, и никуда дальше продвинуться не может. А хочется — по инерции.

Каждое произведение искусства самодостаточно и свободно от эстетических норм. Вот главный урок, который можно из этого вынести. Эстетический подход к созданию образов — повторение и варьирование форм, так или иначе уже усвоенных обществом. Художественный — работа за пределами общепри­нятого канона. Малевич провозглашает полный отказ от эстетического. Малевич не жалует тех, кто очарован красотками предметного прошлого: аргументы «это неизящно» и «такое на стену никто не повесит» не работают.

2. Искусство развивается подобно науке и технике

«Если художник-дикарь изображал дерево и старался подойти к его совершенной копии, то техник срубал его и творил из него стул, лавку, строил дом. В искусстве изобразительном нужно было следовать подобно технике, тогда мы избегли бы подражания и не было бы искусства подражания, а было бы искусство творчества».

Казимир Малевич. «Путь искусства без творчества». «Анархия». № 72, 1918 год 

Последовательное соотнесение истории искусства с неотвратимо линейным развитием технологий формирует и стратегию художественного образования: «наши училища для новых течений, ибо в них наша юность, мы не учимся ездить на римских колесницах, ибо у нас юные аэропланы и моторы».

На смену живописцу-эстету приходит живописец-ученый. Чтобы получить удовольствие от выставки современного искусства, не нужно унаследовать утонченный вкус от бабушки-поэтессы. Но необходимо владеть соответ­ствующим терминологическим аппаратом и быть знакомым с методами современных художников. Подобно тому как от статьи про бозон Хиггса можно получить удовольствие, хотя для этого и понадобится некоторая эрудированность и усидчивость.

3. Искусство требует знания истории

«Потребуется разобраться в двух направлениях искусства и в пятнад­цати ныне существующих измах или течениях, ибо только после уяснения себе всего исторического опыта их развития и отношения к миру мы можем правильно построить действительно новую академию художеств».

Казимир Малевич. Доклад в секции ИЗО Сорабиса (Профессионального союза работников искусства), 1928 год

В своем преподнесении истории живописи Малевич, можно сказать, занимается деконструкцией старых методов изображения реальности. Своим ученикам он показывал, как в том или ином направлении создается эстетическое переживание. А когда устройство, к примеру, импрессионизма или примитивизма становится понятным и освоенным подобно ремеслу, то прежде привлекавшая эстетика превращается во что-то вроде бородатого анекдота. Историю живописи по Малевичу следует понимать как эволюцию. И подобно тому как коммунизм должен был стать концом истории, завершить переход от одной формации к другой, супрематизм, а точнее, белый квадрат на белом фоне в теории Малевича стал венцом живописи, то есть исходом использования живописных средств для изображения реальности.

4. Предшествующие течения важны, поскольку привносят свой «прибавочный элемент»

«Академия художеств, имеющая живописный факультет, не может иначе его построить, как только в порядке изучения предметов в живописи. С моей точки зрения, таких живописных предметов есть много. Изучение [должно вестись] в историческом порядке: [примитивы, классики,] ближайшие к нам течения, барбизонская живопись, импрессионизм, сезаннизм, кубизм, футуризм, супрематизм, экспрессионизм имеют место в истории искусств, если только они уже имеют научно оформленный вид предмета и могут быть преподаваемы не только создавшими их, но и другими профессорами, изучившими их как научные объективные предметы».

Казимир Малевич. К статье «Методы», 1924 год

В силу своей увлеченности педагогикой Малевич формирует и теорию искусства. Согласно ей, каждое художественное течение привносит свой «прибавочный элемент» на линии развития живописи. Концепция посте­пенного перехода от одного стиля к другому не отвлеченная, она отражает путь самого Малевича. Импрессионизм распыляет старый мир, кубизм дробит реальность на осколки, и лишь супрематические фигуры делегируют абсо­лютную власть воле художника, освобождая его от необходимости копировать видимую действительность. Студенты осваивали кубизм и приемы разложения формы, сдвиги и только затем переходили к чисто абстрактным плоскостным композициям.

5. Слушать нужно увлеченных людей

«В области искусств существуют разные виды его заболевания... художники также разделяются на разные роды этих прекрасных заболеваний или состояний, благодаря которым организм художника дает те или другие формы поведения, которые мы называем искусством или художественной культурой. <...> Различные виды душевных состояний прекрасного заболевания требуют особых методов и средств со стороны педагогики по культивированию прекрасного заболевания».

Казимир Малевич. Пояснительная записка к «Плану работ Отдела живописной культуры на 1926– 1927 годы», 1926 год

Всех увлеченных искусством Малевич характеризует как особо больных людей. Как нельзя вылечить всех одним лекарством, так и нельзя привить всем любовь к искусству на одних примерах. Многим скептикам современного искусства элементарно не хватает насмотренности. Будь они чуть любопытнее, обяза­тельно нашли бы что-нибудь созвучное даже самым маргинальным увлечениям.

Несмотря на то что на лекциях сам художник порой изъяснялся крайне туманно, ему удавалось захватить своими идеями даже самую профанную или скептическую аудиторию.

6. Не забывайте о первенстве цвета

«Супрематизм — это новый живописный реализм цвета, но не неба, горы, птиц и всякой вещи».

Казимир Малевич. «Путь искусства без творчества». «Анархия». № 72, 1918 год

Супрематизм (от лат. supremus — «высший», «первейший») означает для Малевича «первенство цветовой проблемы». Своих учеников он даже заставлял анализировать цветовые изменения в стадиях кубизма. Такая стратегия позволяет также постепенно уйти от реализма: стоит абстрагироваться от содержания картины и мысленно размыть его до состояния композиции из цветовых пятен, как вам откроется множество дополнительных аспектов живописи. Не зря проблеме цвета посвящен не один трактат, в том числе и Гете.

7. Не думайте о пользе

«Товарищ директор, это не чайник, а идея чайника».

Казимир Малевич (цитируется по: Gerry Souter. «Malevich: Journey to Infinity». 2008; высказывание датируется 1923 годом)

Не стоит идти на выставку с какой-либо целью. Никакие обстоятельства не обоснуют сведение искусства к вещи утилитарной. Малевич вместе с учениками экспериментировал над созданием образов и форм в трех плоскостях и даже одно время занимался дизайном бытовых предметов. На робкую претензию директора завода, куда пришли авангардисты, что «из супрематического чайника плохо льется», Малевич ответил: «Товарищ директор, это не чайник, а идея чайника».

8. Всегда можно найти комфортную для себя точку входа

«Я победил подкладку цветного неба, сорвал и в образовавшийся мешок вложил цвета и завязал узлом. Плывите! Белая свободная бездна, бесконечность перед вами».

Казимир Малевич. Из «Каталога десятой государственной выставки. Беспредметное творчество и супрематизм», 1919 год

Неплохой способ полюбить современное искусство, который точно пришел­ся бы по вкусу авангардистам, — изучить свой район со спутников при помощи карт Google. Малевич подчеркивал, что его стиль связан с авиацией (что уж говорить о космических аппаратах): ведь из кабины аэроплана любой ландшафт превращается в абстрактные фигуры. Это и есть супрематическая прямая — ведь с такого далекого расстояния конкретность и предметность утилитарных объектов уже не различается.

9. Необходимо задавать себе вопросы

«Ваши вопросы застали меня в то время, когда я не думаю о том «Что?» и «Почему?». Остался один вопрос у меня перед всякой работой моей — «Как?». Но Ваши вопросы заставили меня вернуться к моему юноше­ству. В годы юности моей, когда ходил на горки, цветущие травы зеленые видел, и слушал, и смотрел на все, что окружало меня, я сидел и только любовался! И теперь только я узнал, что в рае был тогда. 
     Когда пошел 17-й мне год, любовался я природой. Также ходил и уединялся от людей, но было уже не то, я всюду видел вопрос «Откуда?», «Зачем?», «Кто?», и это было сном моим, я не видел уже того, что впервые. Я хотел расколоть небо и землю, как яйцо куриное, и отделить желток от белка, и рассмотреть зародыш всему».

Казимир Малевич. Из письма Михаилу Осиповичу Гершензону, 1918 год

Аналитический взгляд способен вычленить абстракцию из любого объекта окружающей действительности. Измы, выделенные Малевичем в его версии истории изобразительных искусств, занимались последовательным разло­жением пейзажей, натюрмортов и портретов на цвета и формы. Но совершить эту процедуру получится, лишь если правильно провести юность. Поэтому перед тем, как все усложнять умозрительными идеями, необходимо как следует насладиться красотой природы, цивилизации и людей.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail