Курс № 11 История дендизмаЛекцииМатериалы
Лекции
13 минут
1/5

«Великий мужской отказ»

Какую революцию произвел Джордж Браммел и в чем состоят основные правила денди

Ольга Вайнштейн

Какую революцию произвел Джордж Браммел и в чем состоят основные правила денди

16 минут
2/5

Шейный платок как сфера самовыражения

Как выделяться, не привлекая внимания, и зачем нужны переодевания

Ольга Вайнштейн

Как выделяться, не привлекая внимания, и зачем нужны переодевания

17 минут
3/5

Правила фланирования

Зачем нужны праздные прогулки и какое отношение они имеют к дендизму

Ольга Вайнштейн

Зачем нужны праздные прогулки и какое отношение они имеют к дендизму

13 минут
4/5

Секрет теплой харизмы

Как граф д’Орсе завоевал всеобщую любовь и как этим воспользовались коммерсанты

Ольга Вайнштейн

Как граф д’Орсе завоевал всеобщую любовь и как этим воспользовались коммерсанты

13 минут
5/5

Тайна зеленой гвоздики

Как денди нашли себе место в обществе потребления и кто экспортировал английский дендизм в Америку

Ольга Вайнштейн

Как денди нашли себе место в обществе потребления и кто экспортировал английский дендизм в Америку

Материалы
Расставьте модников в хронологическом порядке
Знаете ли вы, как одевались мужчины с конца XVII до начала XX века?
История тройки
Появление главного мужского костюма и его всемирное историческое значение
Зачем нужны денди
Чему нарциссы и щеголи научили современников и что оставили потомкам
Ольга Вайнштейн: «Мода — это подвижная граница культуры»
Экономика и мода
Как промышленная революция повлияла на одежду англичан
Что читать о культуре одежды
Людмила Алябьева выбрала несколько книг, с которых лучше начинать занятия историей и теорией моды
Коко Шанель и мужской дендизм
360 слов о том, как Коко Шанель помогла женщине стать денди
Автомобильная мода
Шлемы, очки-консервы, пыльники, краги и другие наряды первых автомобилистов
Как одевались первые спортсменки
Юбки на катках, корсеты на велосипедах, блумеры с шароварами и эволюция купальника
Жизнь Бо Браммела в анекдотах
Молочные ванны, парик в сахарной пудре и другие истории о великом денди
5 песен группы The Beau Brummels
Почему в 1960-х годах американская группа взяла себе имя британского денди
Анекдоты о графе Монтескью
Переписка с Прустом, ночной горшок Наполеона, инкрустированная черепаха и другие истории
Пять музыкальных сочинений о денди
Две оперетты, пьеса, песня и вокально-инструментальный цикл, герои которых названы словом «денди»
Уличная жизнь Парижа в XIX веке
Золотая молодежь, зеваки и омнибусы на улицах французской столицы до революции Османа
10 историй из жизни Бальзака
Нищета, роман в письмах, прятки с кредиторами, мнимое безумие и фиктивный Рафаэль
Жизнь и характер д’Орсе в анекдотах
Обходительность, популярность, находчивость и широта души любимого денди Великобритании
Анекдоты об Оскаре Уайльде
Мнимые или действительные высказывания знаменитого писателя и денди
История моды в карикатурах
Эволюция европейских фасонов с XVIII до начала XX века
Кто такие Кардиган, Макинтош и Френч
Истории десяти предметов одежды и тканей, названных в честь разных выдающихся людей
Автор «Шерлока Холмса» о дендизме
Джордж Браммел и другие светские львы в описании Артура Конан Дойла
Пять денди из России
Наряды и выходки российских щеголей, франтов и теоретиков светского образа жизни
Первый модный журнал в России
Платья в перьях в Берлине, мопсы в Гамбурге и букли в Санкт-Петербурге
Секреты хорошей походки
Оноре де Бальзак учит приемам, которых следует придерживаться при ходьбе
Министерство дурацких походок
Трагикомичный скетч группы «Монти Пайтон» о том, как важно следить за своей походкой
Игра в денди в Нью‑Йорке 1980‑х
Ольга Свиблова — о художниках МакДермотте и МакГафе

Что читать о культуре одежды

Людмила Алябьева, шеф-редактор журнала «Теория моды», выбрала несколько книг (в том числе вышедших в книжной серии возглавляемого ею журнала), с которых лучше всего начинать занятия историей и теорией моды

Любой разговор лучше всего начинать вести с теми, кто владеет информацией из первых рук, поэтому и мы начнем с мемуаров.

«Одевая эпоху» — книга мемуаров модельера Поля Пуаре (М., 2011), впервые опубликованная в 1930 году. Пуаре целенаправленно создавал миф о себе как об абсолютном монархе мира моды, влиятельном, деспотичном и величественном, способном, как по мановению волшебной палочки, упразднять одни моды и приводить им на смену другие. К примеру, он заявляет: «И вот я, опять-таки во имя свободы, упразднил корсет и ввел в обиход бюстгальтер». «Правда, — продолжает мэтр, — ногам при этом стало тесно» — имея в виду свое экстравагантное нововведение, «хромую юбку», в которой дамам было «трудно ходить и садиться в экипаж». Но король решил — король сделал, поэтому хоть и жалуются, но носят все поголовно — такова логика модного тирана.

В 1911 году Пуаре с девятью манекенщицами отправился в турне по Европе и доехал даже до Петербурга и Москвы, о чем рассказал в своих мемуарах в нескольких захватывающих пассажах. Дефиле в Санкт-Петербурге проходило в театре, войдя в который Пуаре «поразился количеству красных крестиков, которыми на схеме зала были обозначены абонированные места. Я похвалил кассира за хорошую работу, но тот ответил, что крестики означают не абонированные места, а оставленные за полицией. Чем больше важных персон находилось в зале, тем больше мест оставляли для полицейских. <...> Дабы убедиться, что в складках нарядов манекенщиц не скрыта какая-нибудь адская машина, начальник полиции весь вечер провел в комнате, где они переодевались. Полетта  Полетта — одна из манекенщиц Пуаре. пожаловалась мне на его бестактное поведение и попыталась объяснить, что его присутствие всех стесняет, но он отказался уйти. По окончании дефиле я попросил Полетту дать ему два рубля на чай, и она осторожно вложила деньги ему в руку, а он преспокойно взял их».

Особый интерес представляет автобиография «Моя шокирующая жизнь» Эльзы Скиапарелли (М., 2008), написанная живым языком и полная самых разных анекдотов из жизни выдумщицы и настоящего трикстера от мира моды. Именно Скиап (как ее прозвали в Париже) ввела в моду цвет яркой фуксии, или «шокирующий розовый»; первой придумала газетные принты, трикотажные свитера, а позднее и ткани с использованием эффекта оптической иллюзии; сделала по эскизам Сальвадора Дали шляпку в виде женской черной туфли, дамскую сумочку в форме телефона и много чего еще, что до сих пор из года в год всплывает в коллекциях других дизайнеров.

Скиапарелли, как и Пуаре, посчастливилось побывать в России — правда, уже в советской: в 1935 году ее пригласили в Москву на «Ярмарку промышленных образцов Франции», куда она и отправилась на поезде вместе со своим агентом и фотографом Сесилом Битоном. Она описывает, как в Москве ела исключительно сухой хлеб с черной икрой и иногда севрюгу, а пила только водку. В связи с визитом Скиапарелли в западной прессе распространилась новость, будто она разработала туалеты для советских женщин. Сама Скиап описывала это так:

«Я нарисовала очень скромное черное платье, типично в моем стиле, с высоким воротом, которое можно надевать и на работу, и в театр, но, придя открывать Дом моделей на Сретенке, поняла, что под модой в СССР понимают что-то совсем другое. Под стеклянным шаром медленно поворачивались электрические манекены, демонстрируя довольно странные туалеты, точнее, странные для меня: мне-то думалось, что одежда работающих людей должна быть простой и практичной, а тут — оргия шифона, бархата и кружев.
— Это куда же надевать? — осведомилась я. — На концерт?
И вскоре получила ответ той же монетой, когда упомянула о коктейлях:
— А что такое коктейли?
— Ну, это когда после работы пьют водку.
— Но зачем переодеваться, чтобы выпить?»

По следам путешествия Скиапарелли в Россию в Vanity Fair была опубликована карикатура мексиканского художника Мигеля Коваррубиаса, изображающая одетую в красный комбинезон Скиап, спускающуюся на парашюте рядом со Сталиным, одетым в зеленый комбинезон. В полете они дискутируют о моде.

Не менее живые и остроумные мемуары опубликовала в 1984 году легендарный редактор моды, в разное время работавшая в Harper’s Bazaar и Vogue, а также куратор модных выставок в Метрополитен-музее Диана Вриланд (Diana Vreeland. D. V. New York, 1984). Фотограф Ричард Аведон, с которым Вриланд сотрудничала больше сорока лет, заметил: «Диана изобрела профессию редактора моды. До нее были светские дамы, которые примеряли шляпки на других светских дам». В автобиографии Вриланд нескучно рассказывает о своей нескучной жизни, практически с каждой страницы выстреливая в читателя очередным афоризмом вроде «Не бойтесь быть вульгарной, бойтесь быть скучной» или «Нет нужды рождаться красивой, чтобы быть дьявольски привлекательной». После своего прихода в Harper’s Bazaar в 1937 году Вриланд начала вести колонку «Почему бы вам не?..», в которой обращалась к своим читательницам с самыми экстравагантными предложениями — например, «Почему бы вам не перешить свое платье в пижаму?», «Почему бы вам не украсить выхлопную трубу автомобиля мехом?», «Почему бы вам не нарисовать на стенах детской карту мира, чтобы у детей не был ограниченный взгляд на жизнь?». Если судить по мемуарам, кажется, что эта рубрика явилась отражением жизни самой Вриланд, которая примеряла такие «почему бы» далеко не только к своему гардеробу.

Тем, кто делает первые шаги в области изучения костюма, могу посоветовать перейти к четырехтомнику Марии Мерцаловой «Костюм разных времен и народов» (М., 1993; М., СПб., 2001), которая прослеживает развитие формы костюма с самых древних времен до XIX века, обращая внимание на возникновение и эволюцию отдельных предметов одежды, из которых одни прочно вошли в наши гардеробные, другие оказались по разным причинам забытыми, а третьи сохранились, изменившись до неузнаваемости. Особенную ценность труда Мерцаловой составляют многочисленные иллюстрации с очень подробным комментарием, каждый из которых, как нередко случается со сносками, тянет на отдельное микроисследование.

Свои изыскания в области истории костюма лучше всего продолжить чтением работ Раисы Кирсановой. Ее книги «Розовая ксандрейка и драдедамовый платок: костюм — вещь и образ в русской литературе XIX века» (М., 1978) и «Костюм в русской художественной культуре» (М., 1995) представляются мне необходимым этапом взросления для каждого, кто по какой-то причине решил заняться этой темой. Особенно это важно для тех, кто интересуется отечественной историей костюма.

Ознакомившись с историей костюма, можно переходить к книгам, которые предполагают наличие базовых знаний в этой области. Здесь лучше всего начинать с исследования Элисон Лури (Alison Lurie. «The Language of Clothes». London, 1992), очень неплохого и весьма доступного введения в семиотику одежды. Автор видит в одежде язык и умеет объяснить его риторику, грамматику и лексику. Как через одежду выражаются возраст человека, его социальный статус, политические убеждения, отношение к сексу? О чем говорят цвет и узор ткани, как толковать язык костюма в зависимости от места и времени, в чем разница между консервативной и альтернативной модой? «Если одежда — это язык, то у нее должна быть... своя грамматика», — замечает Лури и, продолжая сравнительный ряд, предполагает, что «отделка и аксессуары — это прилагательные или наречия», а пряжки на обуви и пуговицы на рукавах пиджака — «определения в предложении — каковым является костюм в целом».

Обязательным чтением для всех, кто интересуется историей и теорией моды, является также работа американского историка костюма Энн Холландер «Взгляд сквозь одежду» (Anne Hollander. «Seeing Through Clothes». New York, 1978), которая вот-вот выйдет в серии «Библиотека журнала „Теория моды“». Монография Холландер представляет собой настоящее детективное расследование того, какая одежда на картинах была тогдашней модой, какая — данью традиции, какая — театральной драпировкой, а какая — вообще художественной условностью, невозможной в реальном трехмерном мире. Метафоры, образы, символы в одежде, противоречия языка европейского гуманизма, становление просвещенного взгляда на одежду, новые статусы тела в промышленную эпоху, толерантность и спортивная красота наших дней — все эти темы рассмотрены на высоком академическом уровне, что ставит исследование Энн Холландер в ряд важнейших научных трудов по истории европейской культуры.

В частности, несколько страниц «Взгляда сквозь одежду» посвящены многозначности черного цвета в европейской культурной традиции. Так, в начале XIX столетия черный стал неотъемлемым атрибутом костюма денди и одновременно «рокового мужчины» (байронического героя):

«Он представлял собой скитальца, который не то чтобы уж вовсе обязан был оказаться на поверку слугою дьявола, но все же располагал загадочной темной силой, и эта сила делала его неподвластным обычным людским заботам и чувствам. Он был несчастен; и иначе как в черном представить его было практически невозможно. <...> В людском воображении Браммел и Байрон шли рука об руку, да так и продолжают до сих пор прогуливаться парой. Новый черный мужской костюм, принципиально выстроенный вокруг мотивов одиночества и отстраненности — тем более заметных на фоне год от года все более простых по фасону и все более светлых женских платьев послереволюционной эпохи, — содержал в себе среди прочего еще и скрытую пародию на сакральные и монашеские смыслы черного цвета. Он подчеркивал аскетическую мужскую самоизоляцию от эмоционально и прокреативно насыщенной женской жизни (разноцветность и изменчивость как раз и служили выражением этих качеств)».

Еще одним важным пунктом этого списка является книга Элизабет Уилсон «Облаченные в мечты: мода и современность» (М., 2012) — первопроходческое исследование (его первое издание вышло в 1985 году), посвященное формированию моды как особого культурного института в западном обществе и эстетического средства для выражения идей, желаний и убеждений, в нем циркулирующих. Отдельные главы книги посвящены истории модной индустрии, конструкциям женственности и мужественности в западной культуре, эротическим аспектам моды, взаимоотношениям моды и городской жизни и моды и массовой культуры, а также альтернативным стилям.

Монография Кристофера Бруарда (Christopher Breward. «Fashioning London: Clothing and the Modern Metropolis». Oxford, 2004), которая также готовится к публикации в серии «Библиотека журнала „Теория моды“» в 2015 году, представляет собой исследование модной географии Лондона, истории отдельных районов, модных типов и магазинов. Автор исходит из положения, что рождение и развитие моды невозможно без города. Поэтому свой анализ он выстраивает на примере Лондона, который пережил становление дендистского стиля, стремительный индустриальный рост (в том числе в производстве одежды), а затем весьма важные субкультурные сдвиги, которые окончательно утвердили его в качестве одной из важнейших мировых столиц моды наряду с Парижем, Миланом и Нью-Йорком.

Идею Бруарда в некотором смысле продолжил Скотт Шуман, создатель модного блога The Sartorialist, в котором он размещает фотографии интересно одетых людей, замеченных им на улицах Нью-Йорка, Лондона, Парижа и Милана, фиксируя взаимоотношения уже современных городов и моды. В 2009 году Шуман издал свою первую книгу, в которую включил 512 фотографий, сделанных с октября 2005 по июнь 2009 года. Ресурс Шумана задал золотой стандарт в области модного блогинга, а в 2007 году журнал Time включил The Sartorialist в топ-100 изданий, влияющих на моду и дизайн. Деятельность Шумана и других модных блогеров, кружащих по городам с камерами в руках, в очередной раз доказывает высказанное Элизабет Уилсон предположение, что именно город предоставил моде «идеальную экологию бытования моды». В 2012 году Скотт Шуман выпустил вторую книгу об уличной моде, «The Sartorialist: Closer», в которой значительно расширил географию своей модной охоты, включив в нее фотографии в том числе и из новых центров моды вроде Стокгольма или городов Японии и Кореи.

Монография Сьюзан Дж. Винсент «Анатомия моды: манера одеваться от эпохи Возрождения до наших дней» (М., 2015) представляет собой захватывающее исследование того, как в разные времена одевались или, напротив, обнажались различные телесные зоны, каким образом костюм помогал моделировать и акцентировать определенные части человеческого тела за счет нивелирования других. На страницах книги вы найдете великое множество увлекательных одежных анекдотов, которые в умелых руках автора становятся стежками в расшивании подробной анатомической карты истории костюма. К примеру, говоря о шее, Винсент вспоминает историю шейного платка, который, как принято считать, придумал крахмалить Джордж Браммел. Когда денди, спасаясь от долгов, перебрался на континент, его современник написал:

«Повернувшись в конце концов спиной к Великобритании, в качестве прощального подарка он оставил родине великую тайну накрахмаленного шейного платка. Столичные щеголи, неспособные разгадать ее, так страдали, что, как писали в Literary Gazette, один из них, молодой герцог, и вправду умер от горя, ибо сердце его было разбито. <...> Подобно тому как великие люди продолжают жить в своих творениях, когда самые тела их уже обратились в прах, накрахмаленный шарф Браммела и поныне украшает шею каждого модника и славит его благородный гений».

Этот список, разумеется, не претендует на полноту, но представляется мне неплохим началом долгого и увлекательного путешествия.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail