Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганахЛекцииМатериалы
Лекции
16 минут
1/5

Главные мифы о цыганах

Существует ли народ «цыгане», на каком языке он говорит, каковы полномочия цыганского барона, зачем надо кочевать, можно ли достать у цыган наркотики и надо ли опасаться за своих детей

Кирилл Кожанов

Существует ли народ «цыгане», на каком языке он говорит, каковы полномочия цыганского барона, зачем надо кочевать, можно ли достать у цыган наркотики и надо ли опасаться за своих детей

13 минут
2/5

Цыганские маршруты

Что общего у цыган с индийцами, обижаются ли цыгане, когда их называют фараонами, какое отношение они имеют к секте колдунов, почему их так любили в Европе XV века, почему разлюбили потом и как хотели уничтожить

Кирилл Кожанов

Что общего у цыган с индийцами, обижаются ли цыгане, когда их называют фараонами, какое отношение они имеют к секте колдунов, почему их так любили в Европе XV века, почему разлюбили потом и как хотели уничтожить

10 минут
3/5

Родственники «наших» цыган

Когда цыгане пришли в Россию, какой род занятий выбрали, как эти занятия повлияли на русскую культуру, много ли родственников у русских цыган и как они поживают

Кирилл Кожанов

Когда цыгане пришли в Россию, какой род занятий выбрали, как эти занятия повлияли на русскую культуру, много ли родственников у русских цыган и как они поживают

16 минут
4/5

Конюхи и кузнецы

Кто лучше всех разбирается в металлоломе, как сегодня узнать цыгана, что случится, если прикоснуться к юбке цыганки, каков высший цыганский суд, как похоронить умершего и можно ли скрестить две группы цыган

Кирилл Кожанов

Кто лучше всех разбирается в металлоломе, как сегодня узнать цыгана, что случится, если прикоснуться к юбке цыганки, каков высший цыганский суд, как похоронить умершего и можно ли скрестить две группы цыган

9 минут
5/5

Цыгане и нецыгане

Как обращаться к нецыгану, стоит ли увлекаться цыганками, какая клятва самая священная, где послушать цыганский фольклор, существует ли цыганский литературный язык и можно ли его выучить

Кирилл Кожанов

Как обращаться к нецыгану, стоит ли увлекаться цыганками, какая клятва самая священная, где послушать цыганский фольклор, существует ли цыганский литературный язык и можно ли его выучить

Материалы
Насколько хорошо вы знаете цыган?
Тест: проверьте свои знания курса «Правда и вымыслы о цыганах»
Сколько в мире цыган и где они живут
Карта цыганского мира
Геноцид цыган глазами свидетелей
Хроника трагедии в рассказах виновников, жертв и очевидцев
Загул Пушкина с цыганами
Правда ли, что великий поэт жил в таборе и влюбился в цыганку
Русско-цыганский разговорник
Как вежливо попросить денег, признаться в любви и обратиться к гадалке
Театр «Ромэн» и его артисты
Театральный критик вспоминает золотые годы советских цыган
Язык воров и язык цыган
Зачем создан миф о происхождении криминального жаргона из цыганского языка
Брегович: «Цыгане всегда были изгоями, но только не их песни»
Музыкант рассказывает о любви к цыганам и называет свои любимые песни
Проделки цыган в Петербурге
Небылицы и анекдоты о цыганах, собранные писателем Михаилом Пыляевым в конце XIX века
Лев Толстой делает чукмак семяк цыганке Гаше
Письмо автора «Войны и мира» брату о любви к цыганам
Сталин, Пушкин и Барто на цыганском
Как выглядела русская и советская классика в переводах на цыганский язык
Цыганский шенген XV века
Охранная грамота, выданная цыгану в середине XV века
Как живут бухарские цыгане люли
Фотограф Анзор Бухарский три года документировал жизнь бывших кочевников
Кирилл Кожанов: «В каком-то смысле цыгане — идеальные граждане нашего государства»
Сватовство Сенки
Оператор, снимающий цыганские свадьбы, комментирует обряд сватовства
Cеверяне о цыганских чудесах
Рассказы старожилов Архангельской области о гипнозе, сглазе и предсказаниях
Цыганская кибитка Джона Леннона
Как музыкант подарил сыну кибитку и что с ней стало
Жизнь цыган разных стран мира в фотографиях
Таборы в объективе фотографа Йоакима Эскильдсена
Цыгане, цыганки и цыганята глазами Дали и Тициана
Галерея цыганских образов
Цыганская музыка у великих режиссеров
Музыкальные сцены с участием цыган у Кустурицы, Феллини, Гатлифа и других
Загул с цыганами
Знаменитые сцены веселья в русской литературе XIX века
Фильмы о цыганах
Сведения, которые можно почерпнуть из четырех замечательных фильмов о цыганах
Баллада кэлдэраров о любви и смерти
Запись редкой цыганской песни, рассказывающей о путешествии трех братьев
Весь курс за 5 минут
Всё о цыганах — в самом кратком изложении

Геноцид цыган глазами свидетелей

Для решения «цыганского вопроса» Национал-социалистическая партия Германии предлагала различные способы — выделить для цыган особые районы в городах, депортировать, стерилизовать и так далее. Первые лагеря для цыган появились в 1934 году. Жертвами цыганского геноцида, параимоса, стали около 200 тысяч человек

Доктор Риттер (справа) берет у цыганки кровь на анализ. 1936 год © Bundesarchiv

«Цыгане действительно сохранили кое-какие нордические признаки,
но они произошли от самых низших слоев населения этого региона.
В процессе миграции они впитали в себя кровь окружавших их народов
и таким образом стали расой, в которой смешались черты Восточной
и Западной Азии, с примесью индийских, среднеазиатских
и европейских черт. <…> Причиной такого смешения стал их кочевой образ жизни. В целом влияние цыган на Европу чужеродно». 

Профессор Ганс Фридрих Карл Гюнтер, «Расология Европы», 1924 год

 

«§ 1. Цыгане и им подобные кочевники — бродяги — имеют право
на передвижение лишь при наличии у них письменного разрешения, выданного соответствующими полицейскими властями. Разрешение действительно в течение одного календарного года и может быть
в любой момент аннулировано…»

 

«§ 2. Цыгане и бродяги не имеют права странствовать с детьми школьного возраста. Исключение может быть сделано соответствующими полицейскими властями при наличии условий, необходимых для обучения детей…»

 

<…>

 

«§ 9. Цыгане и бродяги старше шестнадцати лет, которые не способны доказать, что имеют постоянную работу, могут быть направлены соответствующими полицейскими властями в исправительно-трудовые лагеря сроком до двух лет из соображений общественной безопасности».

Из закона Баварии о борьбе с цыганами, бродягами и тунеядцами, 1926 год
Изготовление слепка лица в Центре расовой гигиены. 1936 год © Bundesarchiv

«Цыганский вопрос можно будет считать решенным, только когда большую часть асоциальных и бесполезных цыган смешанного происхождения соберут в крупные лагеря трудового назначения,
где будут приняты действенные меры против их дальнейшего воспроизводства. Только так можно избавить будущие поколения немецкого народа от этой тяжелой ноши».

Отто Тирак, президент Народной судебной палаты Германии, в письме к секретарю Гитлера Мартину Борману от 13 октября 1939 года

 

«С целью удаления с немецких земель поляков, русских, евреев и цыган <…> считаю необходимым передать все функции уголовно-процессуального порядка в отношении [этих людей] Гиммлеру.

Я пришел к этому заключению, поскольку понимаю, что суды не могут эффективно участвовать в уничтожении этих людей… <…> Годами держать их в тюрьме не имеет смысла…»

Роберт Риттер, психолог, главный идеолог преследования цыган, 1939 год
Сотрудница Центра расовой гигиены определяет цвет глаз молодой женщины © Bundesarchiv

«Летом 1943 года моим родителям сказали, что они должны переехать из Мюнхена в Польшу просто потому, что они синти. Всего нас было около ста человек, это вся родня со стороны отца и матери. И мы все ехали в одном вагоне. Никто не знал, куда и зачем нас везут. Оба моих дяди — офицеры немецкой армии — надели в дорогу свои военные мундиры, а дедушка, ветеран Первой мировой войны, прикрепил на мундир ордена и медали, полученные им за доблесть и храбрость. Это никого не спасло и ничего не значило для нацистов, сопровождавших поезд: они били прикладами по голове стариков с медалями на груди, беременных женщин и детей. Для них это были только люди последнего сорта — синти, цыгане, угрожавшие чистоте арийской расы. Через две недели, когда умиравшие от духоты, жажды и голода люди приехали в Аушвиц, из вагонов буквально выпала почти сотня мертвых — их тут же отправили в печи крематория. Остальным присвоили номера и вытатуировали их на руке; грудным детям номер ставили на бедре: на крошечных ручках штамп не помещался. Нас сразу начали бить — просто потому, что мы не умели выполнять команды, не сразу встали прямо. И постоянно оскорбляли: я до того никогда не думал, что моя национальность — это ругательство. <…> Через полгода, уже зимой, заключенным выдали одеяла, кишевшие вшами: такого количества этих насекомых я не видел больше никогда в жизни. Кто-то сказал: это доктор Менгеле специально дал нам такие одеяла, чтобы проверить стойкость цыган к болезням, которые переносят вши. О Менгеле цыгане уже отлично знали: на цыганских и еврейских детях он постоянно ставил опыты, особенно на близнецах. Моих двоюродных братьев Менгеле заставлял прыгать с 10-метровой высоты — наблюдал, как ломаются кости, как деформируется позвоночник. Мне врачи-эсэсовцы часто делали какие-то уколы, от которых потом болело все тело…»

Герман Гелленрейнер, бывший узник Освенцима, автор книги «Мано. Свидетель холокоста»
Депортация цыган. 1940 год © Bundesarchiv

«Это было в Псковской области. Мы жили все вместе — все мои родные: мать, отец, бабушка Авдотья, дедушка Александр, дядя Григорий и его дети Таисия и Иван, дядя Василий и его дочери Валя и Анна. И пришла нам повестка, чтобы на три дня брали продукты, а если есть, например, корова, то с собой не брать. Хоть отец мой был и неграмотный, но мужик был дальновидный. Цыган собралось очень много, все спрашивают: „Куда нас?“ А немцы говорят: „Мы отправим вас в Бессарабию, вы же цыгане“. Ну, цыгане поверили, говорят, поедем в Бессарабию. А отец мой говорит: „Какая Бессарабия? Куда они нас погонят, если везде бомбят, дорог нету, поезда не ходят? Пойдете вы землю есть, всех расстреляют, как собак! У меня есть лошадь, сажайте детей и едем в лес скрываться. Убьют что в затылок, что в лоб“. А цыгане темные, всему верят. Говорят: „Все едут в Бессарабию, а мы что, всех умней?“ Отец бился недели две, убеждал цыган. А они ему отвечают: „Видишь, мы ходим по воле, никто нас не трогает. Не пойдем в лес, и ты вернись, с нами поедешь“. А ходили они свободно потому, что немцы ждали конвой. Ну, мой батя забрал мать, нас — детей, сказал: „Если что, помирать вместе будем“. И осталась в живых только одна семья — наша, всех остальных немцы под конвоем, с собаками, увели. Всех расстреляли. Недалеко от Новоржева есть лесок, там ямы были вырыты. Всех бросили в эти ямы, кровь наружу сквозь землю выходила. Многих зарыли живьем. Целую деревню цыган там оставили. Только моих родственников девять человек там погибло».

Александр Степанович Степанов, цыган из Бернгардовки (ныне — микрорайон Всеволожска)
Доктор Риттер, полицейский и пожилая цыганка © Bundesarchiv

«Наверное, кто-то выдал, что табор пришел в деревню. Немцы подъехали на мотоциклах с люльками и сразу стали оцеплять. Крестьяне попрятались в домах, а цыганам куда деваться? Со всех сторон пути перекрыты. Тогда женщины разбежались по огородам и притворились, будто копаются на прополке. Но разве обманешь? На цыганках юбки яркие, цветные. И дети по деревне голые бегают. Стали всех сгонять на середину. Отец спрятался в чьей-то баньке и через щели все видел. Он немного понимал по-немецки. Крик стоял. У цыганок серьги с кровью вырывали. Отцовой сестре Томке пальцы выламывали — стаскивали кольца. У цыгана — звали его Филипп — что-то пытались выведать. Привязали его — ладонь положили на изгородь, на слегу — пальцы по очереди рубили топором. С девушек, которым лет по 15–16, сорвали одежду. Насиловали их, а родня тут же стоит — выстроена под автоматами…»

Антон Александрович Орловский в пересказе дочери Анны Орловской об уничтожении кочевого табора рядом с городом Поставы

 

«Страшно было наблюдать, как цыгане играют веселые марши, под которые измученные заключенные возвращаются в бараки и несут на себе умерших или умирающих товарищей. Зрелище пыток под музыку было невыносимым. Но я также помню, как под новый 1939 год из дальнего барака вдруг поплыли звуки скрипки, словно напоминание о других, счастливых днях, напевы венгерских степей, вальсы Вены и Будапешта, звуки дома». 

Из воспоминаний заключенного Бухенвальда (в 1938 году по приказу заместителя начальника лагеря майора Родля в лагере был создан цыганский оркестр)
В Центре расовой гигиены доктора Риттера © Bundesarchiv

«Около десяти часов вечера в цыганский лагерь, находящийся от наших бараков всего в двадцати метрах, стали въезжать машины. Цыгане жили в бараках целыми семьями, с детишками, бабушками, дедушками. Мы привыкли к ним, как соседям, переговаривались через проволоку, обменивались новостями. Жили цыгане в еще более тяжелых условиях, чем мы. Мизерный паек получали не полностью: его разворовывали „старшинки“ из своих же цыган. Исхудавшие детишки жалобно просили у нас через проволоку чего-нибудь поесть, и мы ежедневно прикармливали их, чем могли. Природная жизнерадостность цыган, несмотря ни на что, прорывалась сквозь тоску и уныние: оттуда часто доносились музыка, песни… <…> И вот цыган увозили. Машины из бараков одна за другой направлялись в сторону крематория. Когда об этом узнали оставшиеся цыгане, лагерь огласился воплем. <…> Нам в лагере много раз приходилось видеть расстрелы, повешения, и не было случая, чтобы приговоренный кричал или просил о помиловании. Он знал, что это бесполезно, и мужественно принимал смерть на глазах у десятков тысяч других заключенных. Цыгане тоже не просили пощады, но они сопротивлялись, кричали.<…> После подъема, выйдя из барака, каждый с ужасом глядел на лагерь цыган. Вчера там была жизнь, а сегодня пустые, с раскрытыми дверями бараки, разбросанная одежда и лужи крови. Команда заключенных под надзором эсэсовцев убирала следы злодейской расправы».

И. П. Ковалев, бывший узник лагеря Биркенау
В «цыганском» лагере Тангермюнде. 1931 год © Bundesarchiv

«23 апреля 1942 года перед вечером из гор. Смоленска в дер. Александровское прибыли 2 немецких офицера и, явившись к старосте, предложили ему составить посемейный список жителей бывшего Национального цыганского колхоза „Сталинская Конституция“ с подразделением на русских и цыган с включением в него всех мужчин, женщин, стариков и детей. 24 апреля в 5 часов утра прибывшим из гор. Смоленска карательным отрядом в количестве до 400 человек, возглавлявшимся группой офицеров, дер. Александровское была оцеплена, потом гестаповцы обошли все дома и всех жителей деревни, как русских, так и цыган, выгнали полураздетыми из домов и погнали на площадь к озеру. Немецкий офицер, владевший русским языком, достал из кармана список жителей деревни, взятый им у старосты деревни, и стал из толпы вызывать граждан, сортируя их на русских и цыган. После сортировки русские были отправлены домой, а цыгане оставлены под усиленной охраной. Потом офицер из оставшейся толпы выделил физически крепких мужчин, им выдал лопаты и в 400 метрах от деревни предложил вырыть две ямы. Когда мужчины были отправлены рыть ямы, туда же немцы погнали женщин, детей и стариков, избивая их прикладами, палками и плетками. Перед расстрелом осужденные были подвергнуты осмотру, женщин и мужчин раздевали, и все, кто имел смуглую кожу, были расстреляны. Расстрел был осуществлен так: вначале расстреляли детей, грудных детей живыми бросили в ямы, потом расстреляли женщин. Отдельные матери, не выдерживая дикого ужаса, заживо бросались в яму. Трупы расстрелянных закопали мужчины, потом они сами были расстреляны и немцами закопаны во вторую яму. Всю лучшую одежду расстрелянных, а также различные ценности немцы увезли с собой в Смоленск. Всего было расстреляно 176 человек. Из этого количества 143 человека установлены: 62 женщины, 29 мужчин и 52 ребенка; 33 не установлены за отсутствием посемейных книг».

Из справки «О массовом истреблении советских граждан — цыган немецкими захватчиками в деревне Александровское, расположенной в 5 км от города Смоленска» от 21 октября 1943 года

 

«Вся наша деревня была цыганская. Лидию Крылову спас немец. В этой деревне стояла часть вермахта, и один офицер по уши влюбился в красотку-цыганку. Когда людей собрали вокруг ямы, он подошел к солдатам и сказал, показывая на Лидию: „Она русская“. У немцев не было приказа расстреливать русских, и они спросили: чем докажешь? Он ответил: есть такой русский писатель по фамилии Крылов, он басни писал, она Крылова — значит, русская. Солдаты потребовали документы, офицер сел на коня, поехал в Смоленск за справкой и привез бумагу, что она русская. На ней не оказалось печати, подписи генерала: так офицер четыре раза ездил туда-сюда, а солдаты ждали возле могилы. <…> На обелиске указана дата расстрела, количество погибших — 176 человек, но там нет ни слова о цыганах. Хотя все местные жители об этом знают».

Владимир Федорович Гленчуков, деревня Александровка, один из пятнадцати оставшихся в живых цыган, которых немцы отпустили с места расстрела
В лагере Халле — подразделении Бухенвальда © Bundesarchiv

«Я во время войны жила в деревне Кореневщина — рядом
с Александровкой. У нас тоже жило много цыган, но там никого
не тронули. Председатель колхоза был цыган, хороший такой, он сказал: „Никуда не выходите, ни в город, никуда, а то постреляют“.
А в Александровке забрали почти всех».

Прасковья Белова, жительница деревни Кореневщина

 

«Немцы пришли в Остров в 1942 году. Мне было 13 лет, сестре 11. <…>
…После Саласпилса, кто жив остался, кого не расстреляли, отправили в Польшу. Тухенген. Лицманштадт (Лодзь). Там тоже лагерь был большой. Там много всяких было. Но мы, цыгане, просили, чтобы нас в один барак поселили, чтобы мы вместе были. Поляки хорошие попадались: они отпускали нас попросить хлебушка и одежду нам давали. И вот когда нас отпускают, мы идем туда, где люди живут, и просим хоть кусочек хлебушка, хоть кусочек мыльца. И мы разрежем его на несколько частей, чтобы хоть лицо помыть и руки, потому что уже невозможно было… <…> А потом, когда нас освободили, мы были в американском лагере. Там мы сделали свой цыганский ансамбль, а американцы нас поддерживали и материи дали на кофты цыганские. Нас американцы отправили во Францию выступать. Это уже в 1946-м было, наверное. Мне было уже лет семнадцать. Война кончилась. Мы были в Версале. Там нас кормили хорошо. Там такие сады были, бери сколько хочешь».

Ольга Александровна Белова, бывшая узница концентрационного лагеря Саласпилс
Дети в лагере Берлин-Марцан. 1933 год © Bundesarchiv

«Как-то у меня и моей подруги порвалась нить в станке, и нам сказали, что мы навредили намеренно. Нас привели в лагерь, построили девочек и мальчиков, ровесников, поставили скамейку и били нас плетками. Потом дали плетку мальчику, моему двоюродному брату, и сказали ему, чтобы он меня отстегал. Он сказал: „Она мне своя“ — и отказался меня бить, и его за это наказали. Дали плетку другому мальчику, и тот меня отстегал, у меня до сих пор шрам на ноге от тех побоев. <…> Были мы в Саласпилсе до января 1945 года. Наша армия уже наступала, и немцы решили нас уничтожить. Они нас заперли, подкатили к нашему бараку бочки с бензином, но началась бомбежка, и немцы, испугавшись, уехали. Им было уже не до нас. Мальчики наши, которые постарше, вылезли в окно и откатили бочки подальше от барака. Потом они открыли ворота, и наши воспитатели помогли нам уйти. Мы нашли незанятый дом, куда и забрались. Жили мы в этом доме несколько дней, спали, прижавшись друг к другу. Потом пришли наши войска. Нас накормили, одели, мы еще некоторое время жили в нашем лагере. Потом нас увезли в Варшаву, и дальше в Киев, в детский дом. Возили нас в разные госпитали, мы пели и плясали для раненых. Ну а потом наши родные нашли нас, приехали за нами и отвезли домой».

Александра Васильевна Белова, бывшая узница концентрационного лагеря Саласпилс  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail