Курс № 39 Мир БулгаковаЛекцииМатериалы
Лекции
28 минут
1/5

«Рукописи не горят»: первый замысел «Мастера и Маргариты»

Как были найдены и расшифрованы черновики первого варианта романа

Мариэтта Чудакова

Как были найдены и расшифрованы черновики первого варианта романа

27 минут
2/5

Вторая редакция романа: появление Воланда и Мастера

Как в «Мастере и Маргарите» появилось альтер эго автора и как на это повлиял Сталин

Мариэтта Чудакова

Как в «Мастере и Маргарите» появилось альтер эго автора и как на это повлиял Сталин

19 минут
3/5

Сталин и Булгаков: тема власти в «Мастере и Маргарите»

Кто для Булгакова Воланд, Мастер, Пилат и Иешуа

Мариэтта Чудакова

Кто для Булгакова Воланд, Мастер, Пилат и Иешуа

19 минут
4/5

Реалии 1930-х в «Мастере и Маргарите»

Доносчики, аресты и прототипы персонажей

Мариэтта Чудакова

Доносчики, аресты и прототипы персонажей

35 минут
5/5

Воскрешение «Мастера и Маргариты»

Как роман был опубликован в обход цензуры и какой ажиотаж поднялся после первой публикации

Мариэтта Чудакова

Как роман был опубликован в обход цензуры и какой ажиотаж поднялся после первой публикации

Жизнь Булгакова, рассказанная через его произведения

Любую жизнь можно рассказать и очень скучно, и очень интересно. Михаил Булгаков сделал и то и то. Ниже — полный текст официальной биографии Булга­кова, написанной им в марте 1931 года, и автобиографические отрывки из его прозы и писем

Родители Михаила Булгакова, Афанасий Иванович и Варвара Михайловна, с детьми на ступень­ках террасы дома в Буче. 1903 годМузей М. А. Булгакова

«Родился в 1891 году в Киеве».

«Над двухэтажным домом № 13, постройки изумительной (на улицу квартира Турбиных была во втором этаже, а в маленький, покатый, уютный дворик — в первом), в саду, что лепился под крутейшей горой, все ветки на деревьях стали лапчаты и обвисли». 

«Белая гвардия»

«Сын профессора».

«В ответ бронзовым [часам], с гавотом, что стоят в спальне матери, а ныне Еленки, били в столовой черные стенные башенным боем. Поку­пал их отец давно, когда женщины носили смешные, пузырчатые у плеч рукава. Такие рукава исчезли, время мелькнуло, как искра, умер отец-профессор, все выросли, а часы остались прежними и били башенным боем».

«Белая гвардия»

«Окончил Киевский университет по медицинскому факультету в 1916 году». 

«Мой юный вид отравлял мне существование на первых шагах. Каждому приходилось представляться:
     — Доктор такой-то.
     И каждый обязательно поднимал брови и спрашивал:
     — Неужели? А я-то думал, что вы еще студент.
     — Нет, я кончил, — хмуро отвечал я и думал „очки мне нужно за­вести, вот что“». 

«Записки юного врача»

«Тогда же стал заниматься литературой, нигде не печатаясь до 1919 года».

«Нужно будет платить за прошлое неимоверным трудом, суровой бед­ностью жизни. Платить и в переносном, и в буквальном смысле сло­ва. Платить за безумство мартовских дней, за безумство дней октябрь­ских, за самостийных изменников, за развращение рабочих, за Брест, за безумное пользование станком для печатания денег… за всё!
     И мы выплатим. 
     <…>
     И мы, представители неудачливого поколения, умирая еще в чине жалких банкротов, вынуждены будем сказать нашим детям:
     — Платите, платите честно и вечно помните социальную револю­цию!»

Первая публикация Михаила Булгакова — фельетон «Грядущие перспек­тивы» в газете «Грозный», 13/26 ноября 1919 года

«В годы 1919–1921, проживая на Кавказе, писал фельетоны, изредка поме­щае­мые в газетах, изучал историю театра, иногда выступал в ка­че­стве актера».

«Боже! Публика решила, что после чеховского юмора будет пушкин­ский юмор! Облившись холодным потом, я начал говорить о „северном сиянии на снежных пустынях словесности российской“… В зале хихи­кали на бакенбарды, за спиной торчал Ноздрев, и чудилось, что он бор­мочет мне:
     — Ежели бы я был твоим начальником, я бы тебя повесил на первом дереве!
     Так что я не выдержал и сам хихикнул. Успех был потрясающий, фе­номенальный. Ни до, ни после я не слыхал по своему адресу такого гро­хота всплесков. А дальше пошло crescendo  С ит. — «по нарастающей».… Когда в инсценировке Саль­ери отравил Моцарта — театр выразил свое удовольствие по этому пово­ду одобрительным хохотом и громовыми криками: „Biss!!!“
     Крысиным ходом я бежал из театра…»

«Записки на манжетах»

«В 1921 году переехал в Москву, где служил в газетах репортером, затем фелье­тонистом».

«— Вы мне обещали сегодня дать денег, — сказал я и вдруг в зеркале увидал, что я похож на пса под трамваем.
     — Нету денег, — сухо ответил заведующий, и по лицам я увидал, что деньги есть.
     — У меня есть план рассказа. Вот чудак вы, — заговорил я тенором, — я в понедельник его принесу к половине второго.
     — Какой план рассказа?
     — Хм… В одном доме жил священник…
     Все заинтересовались. Праздношатающиеся подняли головы.
     — Ну?
     — И умер.
     — Юмористический? — спросил редактор, сдвигая брови.
     — Юмористический, — ответил я, утопая».

«Воспаление мозгов»

«В годы 1922–1924, продолжая газетную работу, писал сатирические по­ве­сти и роман „Белая гвардия“».

«— Бога ради, — ответил Рудольфи, — я просто так, — и добавил: — Интересно. Человек окончил приходскую школу, бреется каждый день и лежит на полу возле керосинки. Вы — трудный человек! — Затем он резко изменил голос и заговорил сурово: — Ваш роман Главлит не пропустит, и никто его не напечатает. Его не примут ни в „Зорях“, ни в „Рассвете“.
     — Я это знаю, — сказал я твердо.
     — И тем не менее я этот роман у вас беру, — сказал строго Рудольфи (сердце мое сделало перебой), — и заплачу вам (тут он назвал чудовищ­но маленькую сумму, забыл какую) за лист. Завтра он будет перепеча­тан на машинке».

«Записки покойника»

«В 1925 году по канве этого романа написал пьесу, которая в 1926 году по­шла в Московском Художественном театре под названием „Дни Тур­би­ных“ и была запрещена после 289­-го представления».

«Вместе с надвигающимися сумерками наступила и катастрофа. Я про­читал:
     „Б а х т и н (Петрову). Ну, прощай! Очень скоро ты придешь за мною…
     П е т р о в. Что ты делаешь?!
     Б а х т и н (стреляет себе в висок, падает, вдали послышалась
гармони…)

     — Вот это напрасно! — воскликнул Иван Васильевич. — Зачем это? Это надо вычеркнуть, не медля ни секунды. Помилуйте! Зачем же стрелять?
     — Но он должен кончить самоубийством, — кашлянув, ответил я.
     — И очень хорошо! Пусть кончит и пусть заколется кинжалом!
     — Но, видите ли, дело происходит в гражданскую войну… Кинжалы уже не применялись…
     — Нет, применялись, — возразил Иван Васильевич, — мне рассказы­вал этот… как его… забыл… что применялись… Вы вычеркните этот вы­стрел!..
     Я промолчал, совершая грустную ошибку, и прочитал дальше…»

«Записки покойника»

«Следующая пьеса, „Зойкина квартира“, шла в Театре имени Вахтангова и была запре­щена после 200-го представления».

«Итак: я согласился на переделки. Но вовсе не затем, чтобы устроить три акта. Я сейчас испытываю головные боли, очень больной, задер­ганный и затравленный сижу над переделкой. Зачем? Затем, чтобы уб­рать сцену в МУРе. Затем, чтобы довести «Зойкину» до блеска. Затем, чтобы переносить кутеж в 4-й акт. Я не нанимался решать головоломки для студии. Я писал пьесу!»

Письмо режиссеру Алексею Попову, 26 июля 1926 года

«Следующая — „Багровый остров“ шла в Камерном театре и была запре­щена приблизительно после 50-го представления».

«Но когда германская печать пишет, что „Багровый остров“ — это „пер­вый в СССР призыв к свободе печати“ („Молодая гвардия“, № 1, 1929), — она пишет правду. Я в этом сознаюсь. Борьба с цензурой, какая бы она ни была и при какой бы власти она ни существовала, — мой писатель­ский долг, так же как и призывы к свободе печати».

Письмо Правительству СССР, 28 марта 1930 года

«Следующая — „Бег“ была запрещена после первых репетиций в Моск[ов­ском] Художественном театре».

«…В договорах МХАТ существует твердо принятый вообще тяжелый, а для меня ужасный пункт о том, что в случае запрещения пьесы автор обязан вернуть аванс (я так уже возвращаю тысячу рублей за „Бег“)».

Письмо Константину Станиславскому, 30 августа 1931 года 

«Следующая — „Кабала святош“ была запрещена сразу и до репетиций не до­шла».

«М о л ь е р. С чего ты взял, что я тебя люблю? Ты болтун. Меня никто не любит. Меня раздражают, за мной гоняются! И вышло распоряжение архиепископа не хоронить меня на кладбище. Стало быть, все будут в ограде, а я околею за оградой. Так знайте, что я не нуждаюсь в их кладбище, плюю на это! Всю жизнь вы меня травите, вы все враги мне».

«Кабала святош»

«Через 2 месяца по запрещении „Кабалы“ (в мае 1930 года) был принят в Мос­ковский Художественный театр на должность режиссера, находясь в которой написал инсценировку „Мертвых душ“ Гоголя».

«Как только меня назначили в МХТ, я был введен в качестве режиссера-ассистента в „М[ертвых] д[ушах]“ (старший режиссер Сахновский, Телешева и я). Од­ного взгляда моего в тетрадку с инсценировкой, написанной пригла­шенным инсценировщиком, достаточно было, чтобы у меня позеленело в глазах. Я понял, что на пороге еще Театра попал в беду — назначили в несуществующую пьесу. Хорош дебют? Долго тут рассказывать нечего. После долгих мучений выяснилось то, что мне давно известно, а мно­гим, к сожалению, неизвестно: для того чтобы что-то играть, надо это что-то написать. Коротко говоря, писать пришлось мне».

Письмо Павлу Попову, 7 мая 1932 года

«В марте 1931 года был принят кроме режиссуры и в актерский состав Москов­ского Художественного театра».

«Дорогой и многоуважаемый Константин Сергеевич! Я ушел из ТРАМа  ТРАМ — Театр рабочей молодежи., так как никак не могу справиться с трамовской работой. Я обра­щаюсь к Вам с просьбой включить меня, помимо режиссерства, также и в актеры Художественного театра».

Письмо Константину Станиславскому, 18 марта 1931 года

Резолюция Станиславского: «Одобряю, согласен. Говорил по этому по­воду с Анд[реем] Серг[еевичем] Бубновым  В это время Андрей Бубнов — член Оргбюро ЦК РКП(б) — ВКП(б) и руководитель Народ­ного комиссариата просвещения РСФСР.. Он ничего не имеет про­тив. 19 апреля 1931 года».  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail