Курс № 39 Мир БулгаковаЛекцииМатериалы
Лекции
28 минут
1/5

«Рукописи не горят»: первый замысел «Мастера и Маргариты»

Как были найдены и расшифрованы черновики первого варианта романа

Мариэтта Чудакова

Как были найдены и расшифрованы черновики первого варианта романа

27 минут
2/5

Вторая редакция романа: появление Воланда и Мастера

Как в «Мастере и Маргарите» появилось альтер эго автора и как на это повлиял Сталин

Мариэтта Чудакова

Как в «Мастере и Маргарите» появилось альтер эго автора и как на это повлиял Сталин

19 минут
3/5

Сталин и Булгаков: тема власти в «Мастере и Маргарите»

Кто для Булгакова Воланд, Мастер, Пилат и Иешуа

Мариэтта Чудакова

Кто для Булгакова Воланд, Мастер, Пилат и Иешуа

19 минут
4/5

Реалии 1930-х в «Мастере и Маргарите»

Доносчики, аресты и прототипы персонажей

Мариэтта Чудакова

Доносчики, аресты и прототипы персонажей

35 минут
5/5

Воскрешение «Мастера и Маргариты»

Как роман был опубликован в обход цензуры и какой ажиотаж поднялся после первой публикации

Мариэтта Чудакова

Как роман был опубликован в обход цензуры и какой ажиотаж поднялся после первой публикации

Булгаков в кино, каким вы его не видели

Пять неожиданных экранизаций произведений Булгакова, среди которых не нашлось места советским телефильмам, трудам Бортко и комедии Гайдая

«Роковые яйца» (1995)

Режиссер: Сергей Ломкин
В ролях: Олег Янковский, Андрей Толубеев, Нина Усатова, Ирина Сенотова, Амалия Мордвинова, Гарик Сукачев, Семен Фарада, Сергей Гармаш

Вопреки известной легенде, это не над булгаковскими экранизациями висит некое проклятие, а над отечественной киноиндустрией, и проклятие это чисто производственное. Достаточно посмотреть на криво нарисованный бал у сата­ны в «Мастере и Маргарите» Владимира Бортко или на декорации старой Мос­квы в «Роковых яйцах». Запихни в эти декорации хоть всю прославленную актерскую школу от Янковского до Ширвиндта, все равно неловко наблюдать за дьявольщиной, беснующейся в гипсокартоне.

При этом замах здесь был куда шире и безрассуднее, чем даже сама идея сде­лать остросюжетный фантастический фильм в России начала 90-х. Основная посылка еще наглее, чем в оригинале: миром управляет нечистая сила (заим­ствованная в сюжете из «Мастера и Маргариты»), а гениальный профессор, кстати непохожий на Ленина, здесь совершенно такой же безвольный ее про­водник, как и бунтующие народные массы. За нечистую силу отвечает лучший из сыгранных в кино Воландов (Михаил Козаков); он, по сути, и создает «луч жизни», основной двигатель сюжета, а кот Бегемот в ключевой момент подменяет коробки с куриными и крокодильими яйцами.

Все это сыграно, снято и смонтировано таким образом, что лучше не читать одноименную повесть Булгакова, а самое лучшее — даже не знать о ее су­ще­ствовании, чтобы не ахать понапрасну в сторону русского классика при виде этого концептуального безобразия. Потому что перед нами самый стилисти­чески выверенный трэш российского производства. Не в том смысле, в котором мы употребляем это слово по отношению к постперестроечным боевикам, а именно как жанр — уже хотя бы по манере актерской игры. Плюс бесконеч­ные сверхкрупные планы ящериц, лиц и яиц, которые, видимо, объясняют­ся нехваткой средств. Персонажи, подсвеченные, как неоновые вывески. Ди­кие — такой ЛСД-модерн, — разукрашенные во все цвета радуги интерьеры. Змеи, выедающие людям мозги. Сам сюжет, в конце концов: сатана-сионист пытается уничтожить Москву с помощью гигантских пресмыкающихся.

Все это к тому же сочинено сценаристом картины «Любовь и голуби» и в луч­шие моменты превосходит ее по накалу страстей. Впрочем, уже благодаря на­званию фильм идеально встанет на полку рядом с «Токсичным мстителем», «Кровососущими уродами» и другим трэшем студии Troma  Troma Entertainment — независимая амери­канская кинокомпания, созданная классиком американского трэша Ллойдом Кауфманом и его продюсером Майклом Херцем. Компа­ния прославилась своими малобюджетными и крайне жестокими фильмами.. Один из лучших ее фильмов, кстати, тоже был вариацией на тему главного англий­ского класси­ка — он назывался «Тромео и Джульетта».

«Собачье сердце» (1975)

Режиссер: Альберто Латтуада
В ролях: Макс фон Сюдов, Элеонора Джорджи, Марио Адорф, Джина Ровере, Коки Понцони, Вадим Гловна, Рена Нихаус

Мало кто из итальянских режиссеров мог бы вслед за профессором Преобра­женским повторить: «Да, я не люблю пролетариата». Альберто Латтуада, на­пример, явно недолюбливает больше самого Филиппа Филипповича, который изображен здесь куда ближе к оригиналу, чем в перестроечной экранизации 1988 года (режиссер Владимир Бортко): он быстро раздражается, то и дело сры­вается на отрывистый крик, заставляет горничную Зину тереть ему в ванной спину и вообще часто выглядит хоть и солидно, но нелепо, хотя бы потому, что свою только-только прооперированную собаку заставляет плевать в плева­тель­ницу. Вся симпатия и сочувствие достаются Шарику, переименованному в Бо­бика. Выражены они уже чисто внешне: Бобик с причесанной, как у Преоб­ра­женского, бородкой предстает его обаятельным безголосым отражением. После же операции он превращается в такого милого прощелыгу — молодой Игорь Ильинский, не иначе.

«Что они со мной сделали?» — ужасается, глядя в зеркало, Бобиков. «Бедняга, это он всему от людей научился», — жалеет его поначалу профессор. И нет тут никакого уголовника Клима Чугункина, который мог передать «дурную наслед­ственность» герою. Нет и булгаковской аристократической брезгливости (хотя зритель любит разделять это чувство — см. популярность экранизации Борт­ко). Зато есть брезгливость к аристократу, к горе-ученому, превратившему пса в человека и не дающему ему себя человеком почувствовать. Бобиков же хоть и наделен природными талантами, чужд ему природно и классово: он не пони­мает назначения повседневных вещей (прекрасная комическая сцена с духами и бритвой), выкусывает у себя блох, а женщину не может отличить от женопо­добного пролетария, из-за чего Швондер подозревает его в гомосек­суализме. На этих основаниях благородный профессор признает нового чело­века живот­ным, и мы, конечно, понимаем, что постановщик-итальянец так рефлексирует на тему недавней истории. «Будущие поколения рассудят наши ошибки», — скажет доктор-фашист перед «убийством» пациента-коммуниста. Послевоен­ное же поколение в лице режиссера беззлобно посмеется над ними обоими.

«Морфий» (2008)

Режиссер: Алексей Балабанов
В ролях: Леонид Бичевин, Ингеборга Дапкунайте, Светлана Письмиченко, Андрей Панин, Сергей Гармаш, Алексей Полуян, Ирина Ракшина

Для режиссера, ставившего Беккета, Кафку, Фолкнера и, например, фильм «Про уродов и людей», трудно придумать более неподходящего материала, чем булгаковские «Записки юного врача» — сборник рассказов о молодом докторе, который, превозмогая обстоятельства, становится чуть ли не гением в области спасения жизней. Из общего ряда выбивается лишь включаемый в него по тра­диции, но не по воле автора «Морфий». Его-то сценарист Сергей Бодров — младший и выбрал в качестве сюжетной основы, на него нанизались все остальные рассказы, таким образом с легкостью вписавшись в герметичный балабановский мир. В результате вместо истории гения получилась история болезни, разбитая на главки. Тяжелые роды, трахеотомия, ампутация стано­вятся этапами привыкания доктора к мощному анестетику. Ближе к финалу в этот логический ряд впишется Гражданская война.

Герой Балабанова, отчасти автобиографический, скорее герой других «Записок врача», книги Вересаева  Викентий Вересаев (1867–1945) — писатель и переводчик, врач по образованию. В своих «Записках врача» (1901) он писал: «Я — обык­новеннейший средний врач, со средним умом и средними знаниями; я сам путаюсь в проти­воречиях, я решительно не в силах разре­шить многие из тех тяжелых, настоятельно требующих решения вопросов, которые возникают предо мною на каждом шагу»., но в обстоятельствах, предложенных Булгаковым: неуверенный в себе вундеркинд, против воли занесенный во времена, когда все бредят революцией. Никакой талант не спасет от воли истории. «Давай вечером умрем весело, поиграем в декаданс», — последнее и лучшее, что оста­ется неизлечимому интеллигенту на сломе эпох. Именно это экранизируется в мощном, тянущем на отдельную короткометражку финале с беспощадной буквально­стью. Попробуй отрицать смерть, она сама тебя отрицает, как пья­ный красно­армеец.

«Пилат и другие. Фильм на Страстную пятницу» (1971)

Режиссер: Анджей Вайда
В ролях: Войцех Пшоняк, Ян Кречмар, Даниэль Ольбрыхский, Анджей Лапицкий, Марек Перепецко, Ежи Зельник, Владек Шейбал, Анджей Вайда

«Мастер и Маргарита» — абсолютный рекордсмен по числу экранизаций среди произведений Булгакова. Но кто бы ни брался за экранизацию — получалось всегда странно, если не сказать плохо. «Пилат и другие» — первая в длинном списке попыток.

В 1971 году польский режиссер Анджей Вайда получил заказ от западногерман­ского телевидения — снять фильм на Пасху, отсюда и полное название карти­ны — «Пилат и другие. Фильм на Страстную пятницу». За русскую классику поляк брался и до, и после «Пилата»: в 1961-м он осторожно экранизировал Лескова («Сибирская леди Макбет»), дважды, в 1987-м и 1994‑м, но уже куда менее буквально, — Достоевского. 

В «Пилате и других» Вайда довольно бережно обходится с текстом Булгакова — но только с библейской частью: в фильме нет ни Мастера, ни Маргариты, ни кота, ни примуса, ни Аннушки. В течение полутора часов Пилат и Иешуа выясняют отношения. Зато действие фильма перенесено в современные деко­рации — Левий Матвей становится тележурналистом, Иуда предает Иешуа с помощью таксофона (из которого по окончании разговора вылетают тридцать сребреников), а палестинские преступники ждут исполнения приговора в со­временных тюремных робах. Прием не новый и для 1971 года, к тому же реали­зованный Вайдой лениво и необязательно, — чувствуется, что режиссер хотел что-то этим сказать, но так и не понял что. Неудивительно, что «Пилат и дру­гие» вызывает интерес только у любителей Булгакова, в основном русских, и даже не попадает во многие зарубежные списки фильмов Вайды.

«Записки юного врача» (2012)

Режиссеры: Алекс Хардкасл, Роберт МакКиллоп
В ролях: Дэниэл Рэдклифф, Джон Хэмм, Рози Кавальеро, Адам Годли, Дэниэл Серкера, Тим Стид

Еще одна вольная экранизация «Записок юного врача» — британский мини-сериал (если сложить хронометраж всех серий, получится просто длинный фильм — два с половиной часа). 1934 год, Москва. Импозантный мужчина в исполнении Джона Хэмма (звезда сериала «Безумцы») с зализанными под Булгакова волосами во время обыска в своем кабинете находит засаленную тетрадь — в ней записи почти 20-летней давности о том, как юный выпускник столичного медицинского училища (Дэниэл Рэдклифф) отправляется в русскую глубинку, где встречается с крестьянскими болезнями, морфием и опять же большевиками.

«Запискам юного врача» повезло. Строение произведения позволяет постанов­щикам регулярно и с удовольствием отступать от оригинала. Как и у Балабано­ва, здесь снова примешан «Морфий», снова множество отступлений от текста и добавлений, снова большевики, которых у автора не было. Но если Балаба­нова интересовал герой, британцев больше интересует Россия — в том виде, как ее обыкновенно представляют извне. Это здоровая, крепкая клюква: уважа­емые джентльмены на красивом английском (то с британским, то с американ­ским акцентом) под безустанную балалайку произносят все эти русские имена и на­звания: Мурьево, Леопольд Леопольдович, Пелагея. Вокруг снег, бородатые извозчики, водка, стихи Блока и революция. Карикатурность в сериале нарочи­тая и нескрываемая, даже русские слова в титрах фильма написаны русско-английским шрифтом.   

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail