Курс № 5 Неизвестный ЛермонтовЛекцииМатериалы
Лекции
9 минут
1/6

Не тот герой нашего времени

Как Лермонтов, написав роман в двух частях, обманул Николая I и других читателей

Александр Архангельский

Как Лермонтов, написав роман в двух частях, обманул Николая I и других читателей

15 минут
2/6

Телесный низ в юнкерских поэмах

Обычно замалчиваемые, малоприличные и непечатные стихи и поэмы — ключ к пониманию поздних произведений Лермонтова

Алина Бодрова

Обычно замалчиваемые, малоприличные и непечатные стихи и поэмы — ключ к пониманию поздних произведений Лермонтова

14 минут
3/6

Неправильная «Молитва» Лермонтова

Как Лермонтов всех обманул, написав на сюжет духовного стиха очередное романтическое произведение

Кирилл Головастиков

Как Лермонтов всех обманул, написав на сюжет духовного стиха очередное романтическое произведение

15 минут
4/6

Лермонтов и «Юная Франция»

Женщина-лошадь, идеальный нос, французская бородка и другие заимствования из французской литературы, которые позволял себе русский поэт

Вера Мильчина

Женщина-лошадь, идеальный нос, французская бородка и другие заимствования из французской литературы, которые позволял себе русский поэт

13 минут
5/6

Обреченные отношения в поэтике Лермонтова

40 глаголов, разыгрывающих драму со страшным финалом, в 34 строках стихотворения «Морская царевна»

Андрей Немзер

40 глаголов, разыгрывающих драму со страшным финалом, в 34 строках стихотворения «Морская царевна»

13 минут
6/6

Лермонтов — бренд

Кто и сколько выиграл от смерти Лермонтова и как мертвый писатель становился все более популярным

Алина Бодрова

Кто и сколько выиграл от смерти Лермонтова и как мертвый писатель становился все более популярным

Материалы
За что ругали Лермонтова
Преступления поэта в оценках современников и потомков
Как организовать дуэль
Что делать, если вы русский дворянин и вас оскорбили
Найман читает Лермонтова
Поэт и писатель читает и комментирует стихотворения Лермонтова и других поэтов
Словесная дуэль Лермонтова с Пушкиным
Кто из двух поэтов кровавее, слезливее, чаще поминает Россию, няню и крокодила
Поматросил и бросил
Лермонтов поступил низко и изобразил все это в романе
Бабушкин сынок
Какой была главная женщина в жизни Лермонтова
Как попасть в хрестоматию
Литературовед объясняет, как и зачем в России стали выпускать хрестоматии
Девять мифов о Лермонтове
Знания, которые срочно нужно забыть
Какими были русские русалки
Мифолог о русалочьих ногах и хвостах, грудях, щекотке и соблазнении
«Собака» или новый Пушкин?
Что сказал император Николай I, узнав о гибели Лермонтова на дуэли
Лекции Ираклия Андроникова о Лермонтове
Исследователь и популяризатор творчества Лермонтова на Центральном телевидении
Лермонтов — меломан
Музыка, следы которой находят в творчестве поэта
Николай I — книжный рецензент
Эпитеты, которыми император награждал сочинения современников
Неизвестный скабрезный текст Лермонтова
Первая публикация неизданного рассказа с комментарием
Лермонтов без купюр (почти)
Игра: откройте то, что скрывает цензура
Маршруты Лермонтова и Печорина
Где пересекались писатель и его герой в поездках по Кавказу
Лермонтовизация поэзии
Игра: как выглядели бы произведения разных поэтов, если бы их написал Лермонтов
За что Лермонтов получал тройки и четверки
Ведомость о поведении и успехах ученика благородного пансиона
Переакцентуация, дактиль и другие герои «Молитвы»
Термины, полезные при разговоре о лирике Лермонтова
Угадайте стихотворения по картинкам
Какие произведения имел в виду известный график, иллюстрируя Лермонтова
Кому и чем обязан Лермонтов
Люди, посвятившие Лермонтову статью, книгу или жизнь
Одна книга с полки Лермонтова
Кирша Данилов, вдохновивший Лермонтова на несколько стихотворений
Лермонтов в кино
Жизнь и смерть недостаточно советского поэта в черно-белом фильме
Раневская и Ахматова инсценируют дуэль
Версия ссоры Мартынова и Лермонтова
Иконы стиля героев Лермонтова
Что носили модники в первой трети XIX века
Романсы Лермонтова на новый лад
Композитор объясняет, как вернуть жизнь до боли знакомым строчкам
Лермонтов без штанов (совсем)
Фильм, в котором читают «Молитву» в необычных обстоятельствах

Неизвестный скабрезный текст Лермонтова

Барон фон дер Бздех, король Свищ, плешивый часовой и другие герои неизданного рассказа Лермонтова

Лермонтов. Рисунок Бориса Щербакова. 1964 год © artlib.ru

Важнейшим источником известных юнкерских текстов Лермонтова была и остается тетрадочка с выписками из четвертой книжки рукописного журнала юнкеров «Школьная заря», сделанными неутомимым редактором «Русской старины» Михаилом Семевским. Как пояснял Семевский в предисловии к маленькой обзорной публикации этой находки, в 1879 году ему удалось познакомиться с «подлинной тетрадью журнала», которая тогда хранилась у одного из соучеников Лермонтова, Николая Вяземского, а потом пропала.

Рукопись журнала «Школьная заря» хранилась у одного из соучеников Лермонтова, Николая Вяземского, а потом пропала

С Вяземским Семевского свел Владимир Поливанов, сын еще одного товарища Лермонтова — Николая Поливанова, Лафы из юнкерских поэм. Из пояснения Семевского на обложке тетради с выписками (она хранится сейчас в Рукописном отделе Пушкинского Дома) следует, что он, руководствуясь указаниями Вяземского, скопировал из всей «Школьной зари» только то, что «принадлежит М. Ю. Лермонтову». По общему мнению комментаторов и исследователей, эти указания Вяземского вполне заслуживают доверия и подтверждаются данными других источников — прежде всего применительно к юнкерским поэмам. В том, что касается стихотворных текстов из «Школьной зари» (а там находятся «Ода к нужнику» и послание «К Т***[Тизенгаузену]»), показания Вяземского остаются едва ли не единственным авторитетным свидетельством в пользу лермонтовского авторства, в котором, подчеркнем, никто не выражал серьезных сомнений.

Между тем тетрадь с выписками Семевского содержит не только стихотворные сочинения Лермонтова-юнкера — поэмы «Уланша» и «Гошпиталь» и названные два стихотворения. Сразу за «Уланшей» в тетради находится еще один, прозаический текст, который до сих пор не публиковался даже в отрывках и практически не упоминался в научной литературе.

Это прозаическое сочинение называется «Пограничные известия. Перепония» и представляет собой, согласно пояснениям Семевского, «шутку, в которой выведен Лермонтовым его товарищ князь Шаховской».

Николай Вяземский рассказывал Семевскому, что, имея в виду Шаховского, Лермонтов и «сочинил путешествия в страны: Курконоздрию, Перепонию и Безмозглию»

Иосиф Шаховской, еще один соученик Лермонтова по юнкерской школе, был частым персонажем непритязательных товарищеских шуток, высмеивавших его выдающийся во всех смыслах нос в карикатурах и прозвищах «Князь Нос» и «Курок». Николай Вяземский рассказывал Семевскому, что, имея в виду Шаховского, Лермонтов и «сочинил путешествия в страны: Курконоздрию, Перепонию и Безмозглию». Впрочем, конкретные «применения» в «Пограничных известиях» еще ждут своих небрезгливых комментаторов.

По форме «Пограничные известия» пародируют столь привычный в юнкерском быту военный журнал. Но журнал этот рапортует о необыкновенной экспедиции «в глубину доселе малоизвестной Безмозглии». В этой стране, как и во владениях короля Свища I, откуда отправляется герой — профессор фон дер Бздех, все вывернуто наизнанку, там торжествует «материально-телесный низ»: битье шпицрутенами, пощечины и тычки там высшая награда, нужник — роскошное временное пристанище, вместо дождя и снега с небес исторгаются экскременты.

Рисунок Лермонтова на полях лекций по воинскому уставу. 1832–1834 годы © feb-web.ru

Эта скатологическая пародия контекстуально связана с закрытым юнкерским бытом и, вероятно, изнутри его казалась вполне остроумной. «Внешнему» читателю (которому, конечно, этот текст вряд ли предназначался) оценить его, прямо скажем, трудно, не в последнюю очередь потому, что обсценно-скатологическая традиция, по крайней мере в русской литературе, развита гораздо хуже, чем, скажем, порнографический бурлеск в традициях Баркова. И в этом отношении «Пограничные известия» оказываются как раз примером занимательным.

Неизбежно встающий вопрос об авторстве текста совершенно однозначно, конечно, не может быть решен, по крайней мере пока. Оригинал «Школьной зари» неизвестен, нет и иных свидетельств, кроме сообщения Вяземского, который за давностью лет мог и что-то напутать… Но все-таки, учитывая, что во всех остальных случаях (с поэмами и стихами) указания Вяземского об авторстве Лермонтова неоспоримы, здесь нет серьезных оснований (кроме эстетических) игнорировать эту атрибуцию. В академических изданиях для таких текстов, которые, очень вероятно, принадлежат соответствующему автору или авторство которых аргументированно не определено, есть специальный раздел — «Приписываемое», или «Dubia»; и «Пограничные известия» — безусловный кандидат в этот пограничный академический раздел в новом собрании сочинений Лермонтова.


Ниже мы впервые публикуем текст «Пограничных известий» по копии М. И. Семевского (РО ИРЛИ. Ф. 524. Оп. 2. № 82. Л. 3 об.–5 об.) полностью, но с неизбежными — в силу закона о государстенном языке РФ — купюрами в матерных словах.

Пограничные известия. Перепония

На днях получили здесь преинтересное письмо от путешественников, которые для блага науки решились подвергнуть жизнь свою опасности, проникнуть в глубину доселе малоизвестной Безмозглии; не желая лишить любителей изящного удовольствия читать сие известие, я целиком передаю нижепомянутое письмо, не прибавляя и не пропуская ничего:

34 февраля во втором часу утра профессор химии, привилегированный невежда короля Свища I барон фон дер Бздех с компаниею оставил Сен-Сикелей, получа от расстроенного короля Свища I по двенадцать плюх в левые щеки и по кулаку в затылок; сам же профессор в знак особенной милости публично выдран был плетьми и отправился, торжественно сопровождаемый народом, который от избытка чувств при разлуке с покровителем своим во все время процессии кидал в него каменьями и сыпал в глаза табак. Профессор со слезами на глазах плевал во все стороны и чихал почтенным гражданам в рожу в знак большой милости. Но увы! продлить сие торжество было не в его власти, и скоро застава Сен-Сикелея упала ему прямо на макушку. Часовой записал его имя себе на плешь, а все жители столицы плясали до самой ночи, что есть знак величайшей горести.

Профессор со слезами на глазах плевал во все стороны и чихал почтенным гражданам в рожу в знак большой милости

К ночи настигла путешественников наших ужасная гроза, и профессор не знал, куда деваться самому и свите его; ни города, ни селения не было в виду, и все были в совершенном отчаянии. (Вот как пишет секретарь пр. фон дер Бздеха.)
В тринадцатом часу вечера синее небо уподобилось подбитому глазу, черные тучи, расхаживая по горизонту хрипели, рычали и грозили низвергнуться на нас всею своею тяжестию. Профессор решился прекратить путь и приказал разбить походный нужник, где и поместился со свитою; по углам сего спасительного здания расставлены были избранные <...>  донжуаны с поднятыми кверху <...> для отвода молнии. Мрак был так велик, что невозможно было в двух шагах различить лица от жопы, и все пришли в уныние, <…> вдруг загремел в облаках ужасный пердок, земля затряслася, и отводные <...> расчетверились вдруг, пердки усилились, ветры завоняли сильнее, и жидкая дристня пудами полетела на землю.

Вся свита профессора, не исключая и его самого, стала на корячки, засунув друг другу пальцы в жопу, и с смирением ожидали ежеминутной погибели, но боги умилостивились, гроза стала утихать, и вскоре истощенные облака, расползясь в стороны, представили взорам их ярко-красное полномудие (что в Курке заменяет половину луны), ветры уменьшились, и чистое говно лишь изредка падало с неба, как падают у нас последние капли перелетного дождя.

Обрадованный фон дер Бздех поспешил принести богам благодарственную жертву и, велев докрасна раскалить огромную сковороду, сел на оную голою жопою, припевая: «Ай, батько, хорошо, ай, курвин сын, хорошо», все подчиненные его после каждого такового восклицания подхватывали хором:

«Юсь, юсь,
Признаюсь,
Ты, ты
Мои мечты
Сокрушил» и проч.

В заключение, после бывшего пиршества, профессор от имени короля в знак счастливого избавления от смерти велел залепить всем его окружающим по пятьсот фухтелей в жопу; сии же последние, чувствуя вполне милость своего повелителя, повергнулись к стопам его, умоляя принять от них, в свою очередь, несколько тысяч шпицрутенов в спину и отборных щелчков в нос. Долго не соглашался профессор на просьбы обожающих его людей, долго отговаривался он, говоря, что не достоин такой великой награды, но наконец всеобщие просьбы и увещания взяли перевес, и профессора выдрали как сидорову козу. День сей кончился как нельзя лучше, и все были довольны друг другом; после легкого ужина, состоящего из печеных жаб, приправленных козьими говешками, тухлых яиц и волчьих ягод с малафьею, все разошлись по своим местам, а профессор удалился в свою богато убранную спальную.

После легкого ужина, состоящего из печеных жаб, приправленных козьими говешками, тухлых яиц и волчьих ягод с малафьею, все разошлись по своим местам

Раздевшись, как это водится, фон дер Бздех высцался в карман любимейшего из своих приближенных и лег в постель, задрав ноги к верху; один из бардашей его остался с ним, чтобы усыпить его ударами жопой по лицу, а другой беспрерывно засовывал ему в нос бумажные гусары с табаком; когда же профессорские вежды сомкнулись на покой, оба бардаша, засыпав ему порядочный прием перцу в жопу, удалились из спальни, оставя повелителя своего в сладких объятиях Морфея.

Что было поутру, то скажет нам следующий журнал, если угодно будет почтенным читателям нашим.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 40 Человек против СССР
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail