Европейский университет в Санкт‑ПетербургеМатериалы

Как понять, что такое антропология

Шесть книг по выбору профессора факультета антропологии ЕУСПб

Клод Леви-Строс. «Печальные тропики»

Эта книга знаменитого французского антрополога-структуралиста просто написана и предназначена для широкой публики — и при этом не теряет своей концептуальной глубины. «Я ненавижу путешествия и путешест­венников», — откровенно пишет Леви-Строс в первой же строчке. Но его автобиографические заметки — именно что записки путешественника, богатые деталями. Его этюды о четырех культурах бразильских индейцев позволяют нам увидеть, как ученый, голова которого наполнена научными методами и абстракциями, осмысляет реальный опыт встречи с иной культурой. Кроме того, мы становимся свидетелями становления этнографического взгляда, поначалу готового тренироваться, в сущности, на чем угодно: это единственная антрополо­гическая книжка, где целых семь страниц посвящено закату солнца, каким он виден с палубы трансатлантического корабля.

Книга издана на русском языке, но лучше посмотреть и французскую версию — к сожалению, в переводе не воспроизведены фотографии.

Edward T. Hall. «Beyond Culture»
Эдвард Холл. «По ту сторону культуры»

В юные годы Эдвард Холл столкнулся с чужими культурными мирами, работая с индейцами хопи и навахо. Позднее он основал целую дисциплину — изучение межкультурной коммуникации — и предложил несколько идей, которые существенно обогатили наше понимание культурных различий. В частности, его интере­совали неявные, бессознательные поведенческие стереотипы, касающиеся культурно-специфичных способов обращения с пространством и временем (например, на каком расстоянии друг от друга обычно стоят разговаривающие, с какой степенью пунктуальности прибывают люди на встречу — и начиная с какого опоздания извиняются, если вообще извиняются). В этой книге, завершающей трилогию, куда входят также «Беззвучный язык» («The Silent Language») и «Скрытое измерение» («Hidden Dimension»), Холл выдвигает тезис о том, что одни общества стремятся максимально ясно и открыто проговаривать правила, знать которые необходимо, чтобы адекватно себя вести (по крайней мере в некоторых ситуациях), — а другие многое оставляют в области того, что не осознается, но «для своих» разумеется само собой.

Nigel Barley. «The Innocent Anthropologist»
Найджел Барли. «Невинный антрополог»

Самая уморительная книга из всей антропологической литературы ХХ века: британский антрополог Найджел Барли — этакий Джеральд Даррел от социальной антропологии. Но если зоологам Даррела читать, может быть, и необязательно, то с Барли и антропологами все иначе. Описания его приключений среди живущих практически на другой планете представителей народности довайо в Камеруне отсылают ко всем ключевым проблемам, которые связаны с главным методом антропологии — продолжительной полевой работой, основанной на включенном наблюдении. Лучшее введение в ремесло антрополога.

Марсель Мосс. «Очерк о даре» // М. Мосс. «Общества. Обмен. Личность. Труды по социальной антропологии»

Из этого небольшого классического текста, одного из самых влиятельных текстов в антропологии, мы начинаем понимать, почему подарок и одалживание отличаются не так сильно, как может показаться на первый взгляд. Марсель Мосс отталкивается от этнографического материала Океании, в частности от системы взаимного церемониального обмена между поселениями на Тробрианских островах (так называемого «круга Кула»), описанного Брониславом Малиновским. И демонстрирует, что в тради­ционных обществах дар, накладывающий на одариваемых людей обязательства отложенного по времени ответного дара, — то есть, в сущности, обмен — формирует социальные связи между группами. Мосс противопоставляет «экономику дара» «экономике рынка», но и в обычаях западного общества обнаруживает отзвуки логики, которую он сформулировал для традиционной культуры.

Маргарет Мид. «Взросление на Самоа» // М. Мид. «Культура и мир детства. Избранные произведения»

Подростковый возраст часто бывает сложным, а жизнь подростка полна бурных и травматичных событий. В 1925 году новоиспеченный магистр антропологии Маргарет Мид (двадцати четырех лет от роду) отправилась на Самоа, чтобы выяснить, всегда ли и везде ли дело обстоит именно так. То есть виновата ли в этом человеческая природа, или тому есть социальные причины, имеющиеся в одних культурах и отсутствующие в других. На Самоа все оказалось совсем иначе, чем в США, и по целому ряду причин — в частности, потому что там все проще с сексом. Яркое описание самоанской гендерной социализации не только сделало Мид (и ее первую книжку) по-настоящему знаменитой, но и положило начало большой исследовательской программе в области антропологии детства.

Мэри Дуглас. «Чистота и опасность. Анализ представлений об осквернении и табу»

Антрополог не только анализирует то, что доступно его непосредственному наблюдению в поле, но и смотрит на вещи с высоты птичьего полета, сравнивая разные общества, удаленные друг от друга в пространстве и во времени. На высоте птичьего полета Мэри Дуглас выясняет, что представления о чистоте носят символиче­ский характер, связаны с ритуалом (где священное должно быть чистым, а профанное вообще не допускается) и, шире, с потребностью установить границы и определить всем предметам и субстанциям свое место. Скажем, мороженому место в вафельном рожке, а закапаете себе штаны — они окажутся грязными, хотя во рту мороженое вовсе не грязное. Тут же Мэри Дуглас пытается найти логику в запретах, сформулированных в библейской книге Левит. Выясняется, что они укладываются в общую закономерность: предметы, которые трудно однозначно отнести к той или иной категории — то есть неоднозначные и аномальные, — представляются людям проблемными, и они пытаются что-то с ними сделать, например запретить. В этом свете и наши с вами представления о гигиене, и само по себе чувство брезгливости перестают казаться такими уж естественными.

Послесловие

Если прочитать эти книги в указанной здесь последовательности, эффект будет, по крайней мере, тройной. Во-первых, вы уже никогда не сможете посмотреть на мир теми же наивными глазами туземца, какими смотрели прежде: считайте, что вы уже потеряли свою антропологическую невинность. Во-вторых, это будет означать, что человек в целом вам настолько же интересен, насколько отдельные люди и отдельные группы людей. Иначе вы бы просто не добрались до конца этого списка. И в-третьих, вам теперь будет куда проще воспринимать не только классику социальной антропологии ХХ века, но и многие знаменитые исторические и социологические работы, у которых вы теперь будете видеть новое, антропологическое, измерение — скрытое от непосвященных.  

Скорее оставьте свой адрес — мы будем писать вам письма о самом важном

Подписывайтесь на наши страницы в социальных сетях — вы всегда будете в курсе наших новостей

Курсы
Курс № 39 Мир Булгакова
Курс № 38 Как читать русскую литературу
Курс № 37 Весь Шекспир
Курс № 36 Что такое
Древняя Греция
Курс № 35 Блеск и нищета Российской империи
Курс № 34 Мир Анны Ахматовой
Курс № 33 Жанна д’Арк: история мифа
Курс № 32 Любовь при Екатерине Великой
Курс № 31 Русская литература XX века. Сезон 4
Курс № 30 Социология как наука о здравом смысле
Курс № 29 Кто такие декабристы
Курс № 28 Русское военное искусство
Курс № 27 Византия для начинающих
Курс № 26 Закон и порядок
в России XVIII века
Курс № 25 Как слушать
классическую музыку
Курс № 24 Русская литература XX века. Сезон 3
Курс № 23 Повседневная жизнь Парижа
Курс № 22 Русская литература XX века. Сезон 2
Курс № 21 Как понять Японию
Курс № 20 Рождение, любовь и смерть русских князей
Курс № 19 Что скрывают архивы
Курс № 18 Русский авангард
Курс № 17 Петербург
накануне революции
Курс № 16 «Доктор Живаго»
Бориса Пастернака
Курс № 15 Антропология
коммуналки
Курс № 14 Русский эпос
Курс № 13 Русская литература XX века. Сезон 1
Курс № 12 Архитектура как средство коммуникации
Курс № 11 История дендизма
Курс № 10 Генеалогия русского патриотизма
Курс № 9 Несоветская философия в СССР
Курс № 8 Преступление и наказание в Средние века
Курс № 7 Как понимать живопись XIX века
Курс № 6 Мифы Южной Америки
Курс № 5 Неизвестный Лермонтов
Курс № 4 Греческий проект
Екатерины Великой
Курс № 3 Правда и вымыслы о цыганах
Курс № 2 Исторические подделки и подлинники
Курс № 1 Театр английского Возрождения
Все курсы
Спецпроекты
Русское искусство XX века
От Дягилева до Павленского — всё, что должен знать каждый, разложено по полочкам в лекциях и видео
Университет Arzamas
«Восток и Запад: история культур» — еженедельный лекторий в Российской государственной библиотеке
История России. XVIII век
Игры и другие материалы для школьников с методическими комментариями для учителей
Европейский университет в Санкт‑Петербурге
Один из лучших вузов страны открывает представительство на Arzamas — для всех желающих
Пушкинский
музей
Игра со старыми мастерами,
разбор импрессионистов
и состязание древностей
Emoji Poetry
Заполните пробелы в стихах и своем образовании
Стикеры Arzamas
Картинки для чатов, проверенные веками
200 лет «Арзамасу»
Как дружеское общество литераторов навсегда изменило русскую культуру и историю
XX век в курсах Arzamas
1901–1991: события, факты, цитаты
Август
Лучшие игры, шпаргалки, интервью и другие материалы из архивов Arzamas — и то, чего еще никто не видел
Идеальный телевизор
Лекции, монологи и воспоминания замечательных людей
Русская классика. Начало
Четыре легендарных московских учителя литературы рассказывают о своих любимых произведениях из школьной программы

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail