История, Антропология

Как откопали Ричарда III

Археолог, антрополог и генетик из Лестерского университета Тури Кинг — о том, как в скрюченном мужском скелете удалось опознать самого одиозного английского короля и почему на самом деле он был вовсе не одиозным

В 2011 году доктор Тури Кинг из Лестер­ского университета получила письмо от своего коллеги, археолога Ричарда Бакли. Бакли писал, что в центре Лестера начинаются археологические раскопки, задача которых — кое-кого найти; кого конкретно собираются искать, он написать не может, но если этот кто-то найдется, может понадо­биться помощь генетика. Впрочем, веро­ятность, что этот некто будет найден, настолько мала, что он советует Кинг согла­шаться — вряд ли на эту работу у нее уйдет много времени. По словам Кинг, она тут же догадалась, о ком идет речь, — в Лестере собирались искать останки короля Ричарда III. Прие­хав в Москву на фестиваль Nauka 0+, Кинг рассказала о том, какие методы помогли опознать в неизвестном скрючен­ном скелете английского короля.

История 

Ричард III. Портрет работы неизвестного художника. Англия, конец XVI века© National Portrait Gallery, London

Ричард III оказался на английском троне в результате одного из многочислен­ных государственных переворотов и военных конфликтов, которые продол­жались в Англии с середины XV века. По большей части они были связаны с претензиями на престол представителей двух ветвей династии Плантагене­тов — Ланкастеров и Йорков (в XIX веке этот неспокойный период стали назы­вать Войной Роз). В 1483 году скончался Эдуард IV, король из Йорков, и трон перешел к его двенадцатилетнему сыну Эдуарду V. Регентом стал младший брат Эдуарда IV Ричард, герцог Глостер. После чего случилась удивительная вещь: брак покойного Эдуарда IV признали недействительным, а его детей, включая Эдуарда V, — незаконнорожденными, то есть не имеющими прав на трон. Герцог Глостер был коронован под именем Ричарда III, а два его юных племянника, в том числе бывший Эдуард V, исчезли.

К тому времени никаких Ланкастеров, которые могли претендовать на престол, уже не оставалось, и, казалось бы, Ричард III должен был остаться на троне. Но война продолжилась: противники Ричарда объединились вокруг Генриха Тюдора, дальнего родственника Ланкастеров, который тогда находился во Франции. Серьезных прав на престол у Генриха не было, но в случае своей победы он пообещал жениться на дочери Эдуарда IV и таким образом объеди­нить дома Йорков и Ланкастеров. Многим это показалось достаточно убеди­тельным.

Хроники рассказывают, что в 1485 году (то есть через два года после воцарения Ричарда III) Генрих Тюдор с армией высадился в Уэльсе и отправился в сторону Лондона; Ричард выступил из Ноттингема и пошел ему наперерез. Их пути пересеклись недалеко от города Лестер, на Босворт­ском поле. 22 августа состо­ялось сражение, в котором Ричард попытался собственными руками справить­ся с противником, но сам был убит его людьми. Так он оказался последним английским королем из династии Плантагенетов.

Покойника раздели, бросили на круп лошади и привезли обратно в Лестер. Там его положили на всеобщее обозрение в городском соборе — чтобы все убедились, что король действительно мертв, — а 25 августа там же, в Лестере, и похоронили, в алтарной части церкви францисканского монастыря.

Репутация

В исторических сочинениях Ричард III описывался как страшный злодей и убийца. Апофеоза этот образ достиг в одноименной трагедии Шекспира: там король предстает уродом (хромым и сухоруким горбуном и карликом) и убийцей двух своих племянников, собственной жены, короля Генриха VI, его сына и многих других, в том числе ни в чем неповинных, людей.

Именно таким Ричард и остался в памяти потомков — не в последнюю очередь благодаря убедительности шекспировского образа. Но сравнительно недавно историки стали задумываться о его достоверности. Выяснилось, что злодейства короля не подтверждаются источниками, зато истории о них были очень выгодны новой династии Тюдоров: после того как Ричард был убит, Генрих Тюдор стал королем Генрихом VII, основателем династии, которая продер­жалась на троне еще 118 лет; между тем права Генриха на власть (а значит, и права его потомков) были не вполне очевидны, и рассказы о злодействах Ричарда легитимировали свержение тирана.

Видимо, все это вместе сделало Ричарда знаковой фигурой для английской культуры: он и воплощение злодейства, и вероятная жертва клеветы, и монарх, чья смерть ознаменовала завершение одного периода британской истории и начало другого.

В 1924 году несколько историков-любителей основали Общество Ричарда III, целью которого было восстановление репутации короля. В 1984 году бри­танский телеканал ITV организовал судебный процесс, чтобы установить, мог ли Ричард III быть убийцей своих племянников. Выслушав историков, экспертов, защитников и обвинителей, коллегия присяжных вынесла вердикт «не виновен».

Исчезновение королевской могилы

Интерес к фигуре Ричарда подогревали и окружавшие ее тайны, в том числе тайна его захоронения. Дело в том, что в 1530-е годы король Генрих VIII конфисковал земли монастырей Англии, Уэльса и Ирландии, включая земли францисканского монастыря Лестера. Монастырские земли перешли в частные руки, а постройки, в том числе церковь с могилой Ричарда, снесли. В 1611 году картограф и историк Джон Спид пересказал в своей книге «История Велико­британии» слух о том, что во время конфискации могилу разрушили, а тело выбросили в реку. Правда, уже в 1612 году будущий декан Виндзора Кристофер Рен запи­сал в дневнике, что видел колонну с надписью «Здесь покоится тело Ричар­да III, некогда короля Англии». И это опровергало слух, записанный Спидом.

Начало поисков

В XX веке вышло несколько книг и статей, авторы которых утвер­ждали, что история об эксгумации тела короля — миф. Мысль о том, что могилу можно найти, увлекла секретаря шотландского отде­ления Общества Ричарда III, сценариста Филиппу Лэнгли. Именно она угово­рила городской совет Лестера разрешить раскопки, а Лестерский универси­тет — их провести. Она же по­просила Тури Кинг провести анализ ДНК коро­ля — если в конце концов его останки будут найдены. Все понимали, что найти Ричарда вряд ли удастся, но францисканский монастырь сам по себе представ­лял для археологов боль­шой интерес, а другая возможность покопать в центре Лестера вряд ли представилась бы.

Тогда Ричард Бакли собрал команду специалистов из самых разных областей — помимо археологов и генетика в ней были остеоархеолог, судмед­эксперт, гене­алог и другие ученые. Археологи выделили пять задач и оценили их реалистич­ность. Получилась такая картина: 

1. Найти монастырь — реалистичная задача.
2. Определить, в какой части монастыря ведутся раскопки — вполне реалистичная задача.
3. Найти церковь — реалистичная задача.
4. Найти алтарную часть церкви — шансы ничтожно малы.
5. Найти останки Ричарда III — нереалистично.

Монастырь под центром города

Томас Робертс. Карта Лестера. Фрагмент. 1741 годНа месте монастыря разбиты сады.
The National Archives

Поскольку денег было немного, а копать в городе — дело сложное и дорогое, для начала решили попробовать за две-три недели найти монастырь, а в случае удачи уже на следующий год взяться за поиски церкви. Но где начинать рас­копки? На рубеже XVI–XVII веков земли, конфискованные у францисканцев, купил мэр Лестера Роберт Геррик и разбил на них сады. Сопоставив карту 1741 года, на которой были отмечены дом и сады Роберта Геррика, с современ­ной картой, ученые выясни­ли, что монастырь был там, где сейчас находятся административные здания совета графства Лестершир с двумя парковками. Копать, разумеется, можно было только под парковками, — а это всего 17% от всей территории монастыря. Разглядеть контуры стен с помощью георадара не удалось, но зато это позво­лило определить, где проложены коммуника­ции, — и там начинать точно не стоило. Оставалось надеяться на удачу: было понятно, что, если церковь окажется под одним из современных строений, снести его ради продолжения раскопок вряд ли удастся. Но у археологов была подсказка. Большинство средневековых францисканских монастырей устроены схожим образом: это базилики, вытянутые с запада на восток. Поэтому больше всего шансов наткнуться на церковную стену будет, если копать траншеи с севера на юг.

Правая нога короля 

Начало раскопок. 25 августа 2012 года© University of Leicester

25 августа 2012 года археологи начали прокапывать первую траншею на пар­ковке в Лестере. Через 6 часов 34 минуты примерно в пяти метрах от северного конца траншеи в земле показалась кость правой ноги человека. В монастырях часто хоронили людей, и всем было очевидно, что скелетов будет много  Чтобы эксгумировать человеческие останки, требуется разрешение Министерства юсти­ции. Получить такое разрешение на беско­нечное число скелетов было невозможно, и участники экспедиции решили попросить разрешение на эксгумацию останков шести человек. Однако захоронений на территории монастыря могло быть гораздо больше. Ученые решили сначала зачистить все най­денные кости и осмотреть их, не извлекая из земли, а затем выбрать шесть скелетов, у которых были максимальные шансы ока­заться останками Ричарда III (мужчин около 30 лет со следами смертельных ранений и, если уж совсем повезет, с искривлением позвоночника).. Прощупав землю вокруг кости, археолог Мэтью Морис убедился, что, скорее всего, это целый скелет, а не отдельно лежащая кость. Установить, в какой части монастыря находится найденный скелет, было невозможно, и его реши­ли оставить в земле, чтобы раньше времени не подвергать воздействию дождя, солнца и ветра.

Через несколько дней археологи нашли две скамьи, стоящие в паре метров друг напротив друга. Такие скамьи могли находиться там, где люди собирались, чтобы что-то обсудить, — то есть в помещении для собраний капитула. Обычно оно прилегало к восточной стороне монастырского двора, а церковь — к западной. После этого нашли церковную стену, и тогда стало ясно, что обна­руженные в первый день останки лежат в восточной (а значит, алтарной) поло­вине храма. Все остальные скелеты, найденные к тому моменту, оказались женскими.

Следы ран, кривой позвоночник и странная могила

Остеоархеолог Джо Эпплби взялась за останки, найденные в первый день рас­копок. Через некоторое время она сказала, что, похоже, это молодой мужчина и на его скелете есть следы ран, но радоваться рано — мало ли, может, это мо­нах, с которым произошел какой-то несчастный случай. Эпплби медленно про­двигалась от ног к голове, постепенно расчищая позвоночник — и вдруг поня­ла, что он изгибается. В этот момент, по ее словам, волосы у нее встали дыбом.

Могила с останками Ричарда III© University of Leicester / Getty Images

На скелете были следы 11 ран. Захоронение было очень необычным: во-первых, могила была в форме ванны, а не параллелепипеда, как обычно; во-вторых, руки скелета были сложены на правом боку, а голова наклонена. Впрочем, это было достаточно легко объяснить, предположив, что скелет принадлежал Ри­чарду. Первые два дня его тело пролежало в Лестерском соборе и только затем было захоронено в монастыре. За это время оно должно было обмяк­нуть — то есть люди, которые его переносили, вполне могли связать руки и ноги, просто чтобы им было легче его нести, — и начать разлагаться, — а значит, вполне возможно, что могилу рыли наспех, не выравнивая углы, и сделали слишком маленькой, так что голову пришлось немного склонить к груди. 

Доктор Тури Кинг говорит, что в 90 миллиметрах от ног и в двух сантиметрах от головы скелета заканчивался фундамент здания, построенного в виктори­анскую эпоху, в XIX веке. Если бы строители копали чуть энергичнее, скорее всего, кости в глинистой почве они приняли бы за камни. И тогда скелет никогда бы не нашли.

Дата смерти, история и химия

В первую очередь необходимо было как можно точнее датировать смерть най­денного человека — и сравнить дату с датой смерти Ричарда III. Это делается с помощью радиоуглеродного анализа. В атмосфере один атом углерода из триллиона содержит два лишних нейтрона — такие атомы нестабильны и называются углерод-14 или радиоуглерод. В живых организмах концентрация радиоугле­рода такая же, как в атмосфере, но когда организм умирает, углерод­ный обмен в нем прекращается. Углерод-14 постепенно распадается, и его кон­центрация уменьшается. Таким образом, если взять фрагмент кости человека, выделить углерод и определить соотношение стабильных и нестабильных ато­мов, можно примерно определить, когда этот человек скончался. Фрагменты костей, найденных в церкви аббатства, отправили в две независимые лабора­тории, которые занимаются радиоуглеродным анализом. Обе они показали примерно вторую четверть XV века. Но Ричард III умер позднее — в 1485 году.

Разобраться помогло еще одно исследование — анализ стабильных изотопов. Дело в том, что соотношение изотопов разных химических веществ в костях и зубах человека может рассказать о том, как он питался. Человек, останки которого археологи нашли в монастыре, ел много рыбы и морепродуктов. В океане и в морских организмах концентрация углерода-14 иная, чем в атмо­сфере, и это может повлиять на датировку смерти: период, когда мог скон­чаться обладатель такого скелета, шире, чем кажется при обычном радиоугле­родном анализе. Приняв во внимание это обстоятельство, ученые получили время между 1450 и 1540 годом. Как раз в этот промежуток король и погиб.

Анализ ДНК 

Сбор образцов ДНК© University of Leicester

Еще один способ идентификации останков — с помощью анализа ДНК, и имен­но на этом специализируется доктор Кинг. Основная часть нашей ДНК — слож­нейшая и случайным образом формирующаяся смесь ДНК всех наших предков. Но два фрагмента переходят от поколения к поколению целиком, сохраняя последова­тельность нуклеотидов: это митохондриальная ДНК и Y-хромосома. Мито­хондриальная ДНК передается детям только от матери (хотя есть и у муж­чин, в том числе у Ричарда III). Y-хромосома — это хромосома, в которой нахо­дится ген, определяющий мужской пол. Она есть только у мужчин и переда­ется по мужской линии, практически не меняясь от поколения к поколению. У Ричарда III митохондриальная ДНК должна была совпадать с митохондри­альной ДНК его матери и всех людей, связанных с ней по женской линии, а Y-хромосома — с Y-хромосомой всех мужчин, которые связаны с ним по мужской линии. Значит, нужно было сравнить эти фрагменты его ДНК с ДНК его подходящих потомков.

Потомки

Прямых потомков (по крайней мере, известных) у Ричарда III не осталось: его единственный сын Эдуард умер в возрасте десяти лет. Зато людей, проис­ходящих от ближайших родственников Ричарда III, по разным расчетам, сегодня живет от 1 до 17 миллионов. Впрочем, далеко не все они подходят: если нарисовать генеалогическое древо Ричарда, брать ДНК можно у людей, которых с ним соединяют только мужчины или только женщины, — зато двигаться по древу можно в любых направлениях, в том числе вверх.

Митохондриальную ДНК Ричард III получил от своей матери Сесилии Невилл. Женская линия от нее шла через старшую сестру Ричарда III Анну Йоркскую, и еще в 2003 году историк Джон Эшдаун-Хилл нашел канадскую журналистку Джой Ибсен, связанную с ней по женской линии. Миссис Ибсен умерла в 2008 году, но у нее остались трое детей, и один из них, Майкл Ибсен, согласился дать образец своей ДНК.

Майкл Ибсен и доктор Тури Кинг© University of Leicester

Профессор Лестерского университета Кевин Шюрер проследил еще одну жен­скую линию, идущую от Сесилии Невилл, и нашел женщину по имени Вэнди Далдиг, четырнадцатиюродную сестру Майкла Ибсена. Она понятия не имела о своей связи с королевской семьей и приняла звонок Тури Кинг за розыгрыш. 

Y-хромосому Ричард III получил от своего прадеда Эдмунда Лэнгли. У Эдмунда Лэнгли была та же Y-хромосома, что и у его брата Джона Гонта. Таким обра­зом, у всех потомков Джона Гонта по мужской линии должна быть та же Y-хро­мосома, что и у Ричарда III. Шюрер нашел пятерых живущих потомков Джона Гонта, связанных с ним только через мужчин. Все они происходили от Генри Сомерсета — потомка Джона Гонта, жившего во второй половине XVIII века, — но не приходились друг другу близкими родственниками. С ними тоже связа­лись и взяли пробы ДНК.

Результаты анализов

Наконец были получены результаты. Ни у одного из пяти родственников Ричарда по мужской линии Y-хромосома не совпала с Y-хромосомой скелета. При этом у четверых она была одинаковой (то есть друг другу родственниками по мужской линии они все-таки приходились), а у пятого — другой. Впрочем, этому довольно легко найти объяснение: Y-хромосому каждый человек полу­чает от своего биологического отца, а не от законного мужа своей матери — а о том, что какой-то ребенок родился вне брака, часто не сохраняется никаких свидетельств. Зато мито­хондриальная ДНК Майкла Ибсена и Вэнди Далдиг полностью совпала с митохондриальной ДНК скелета, найденного в Лестере.

Итог

Итак, археологи нашли скелет в соборе францисканского монастыря, где, согласно письменным свидетельствам, был похоронен Ричард III. Как выясни­лось, скелет этот принадлежал мужчине, скончавшемуся примерно в том же возрасте и примерно в то же время, что и Ричард III. Это был человек высокого социального статуса (он был похоронен в алтарной части монастырского хра­ма). Перед смертью он получил множество ранений, в том числе смертельных. Как и Ричард, он страдал сколиозом. Наконец, генетический код в его митохон­дриальной ДНК совпал с генетическим кодом в митохондриаль­ной ДНК двух людей, связанных с Ричардом III по женской линии. Но могло ли все это быть чудесным совпадением? Конечно. Исследователи даже рассчитали его веро­ятность — она равна 0,00000015.

Тури Кинг — PhD, генетик, археолог и антрополог, преподаватель Лестерского университета. В 2016 году стала почетным членом Британской научной ассоци­ации. Занимаясь в Кембридже физической антропологией, узнала о генетической идентификации останков Николая II и заинтересовалась генетикой. После этого переехала в Лестер, поскольку именно там работал генетик Алек Джефферис, придумавший так называемую технику генетической дактилоскопии, то есть идентификации организмов с помощью уникальной последовательности нуклео­тидов в их ДНК. В 2008 году ее диссертация получила приз Школы биологических наук Кембриджского университета.

23 октября
24 октября
25 октября
26 октября
27 октября
30 октября
31 октября
1 ноября
2 ноября
3 ноября
6 ноября
7 ноября
8 ноября
9 ноября
10 ноября
13 ноября
14 ноября
15 ноября
16 ноября
17 ноября
20 ноября
21 ноября
22 ноября
Литература

Как читать Терри Пратчетта

И почему книги о Плоском мире — больше, чем просто фантастика