Литература

Всеволод Дмитриев. Неизвестный критик журнала «Аполлон»

В сети появился архив статей художественного критика Всеволода Дмитриева (1889–1919), трагически погибшего в первые годы революции

Талант Всеволода Дмитриева открыл основатель журнала «Аполлон» Сергей Константинович Маковский. Когда Дмитриев начал сотрудничать с этим журналом, ему было 23 года. Всеволод Дмитриев — автор статей-монографий о П. А. Федотове, А. А. Иванове, Н. Н. Ге, В. А. Серове, исследований о К. А. Сомове, М. А. Врубеле, К. С. Петрове-Водкине и многих других художниках. Во всех сочинениях, включая небольшие заметки, рецензии на книги и выставки, он искал в индивидуальных судьбах и разнообразных талантах линии органического развития отечественной живописи. После 1919 года имя критика бесследно исчезает. Кем был этот человек, за шесть с небольшим лет создавший фундаментальный проект истории русского искусства?

Спустя 13 лет после смерти Дмитриева его пытался разыскать Всеволод Петров, ставший впоследствии знаменитым искусствоведом. Он вспоминал, что был поражен глубиной и тонкостью статей Дмитриева. О трагической судьбе Дмитриева ему рассказал Николай Пунин (в 1913–1916 годах — сотрудник «Аполлона»). Одну из своих аполлоновских статей Всеволод Дмитриев закончил так:

«Русское искусство спасалось от многих разочарований и унижений своим выделением из общей художественной истории. Европейские историки нашего искусства почти не изучали, а русские историки писали об отечественном творчестве в отдельных трудах, причем мера, которая применялась здесь, была куда более уменьшенных размеров, чем та, коей мерилось искусство мировое.
     <...> 
     Все в нашем творчестве мы воспринимали как бы через увеличительное стекло, все подымали на ходули и из маленьких людишек сочиняли титанов... Не потому ли, может быть, западные историки, обращаясь к нашему искусству, смотрели на него скорей через уменьшительные стекла?
     <...> 
     Возможно, что еще совсем недавно было необходимым и достойным обманывать себя и других и притворяться радостным там, где на самом деле мы были только равнодушны, чрезмерно восхищаться тем, что на самом деле было только посредственным; может быть, еще недавно являлось заслугой перед родиной показывать отечественное искусство изумленным зрителям в красках радостных и чрезмерных и идти в этом отношении по стопам наших патриотов-предков, видевших, как известно, в подражаниях Гвидо Рени — соперников этому мастеру, в копиях с Ван Дейка — победу над ним.  
     Сейчас же наша национальная гордость повелительно требует иного: спокойного и ясного осознания своей слабости там, где мы очевидно и действительно слабы, но зато столь же твердой и решительной защиты там, где наше творчество достойно самого пристального внимания. Откажемся, наконец, считать русское искусство выделенным из общего движения мирового искусства, признаем его полноправным членом мировой жизни и примем на себя все вытекающие отсюда обязательства и все п р а в а, возлагаемые таким признанием. Пусть нам тогда придется отказаться от многих сладких самообманов — ибо многое ли в нашем искусстве выдержит то самое мерило, которым мы приучились мерить искусство западноевропейское, — но зато тому, что победоносно выдержит такой искус, мы вправе требовать — и мы знаем, что т а к и будет — внимания и оценки в с е о б щ е й».

Всеволод Дмитриев. «Неуклюжие ученики». «Аполлон». № 4–5. 1917

1 марта на Arzamas
2 марта на Arzamas
3 марта на Arzamas
6 марта на Arzamas
7 марта на Arzamas
8 марта на Arzamas
9 марта на Arzamas
10 марта на Arzamas
13 марта на Arzamas
14 марта на Arzamas
15 марта на Arzamas
16 марта на Arzamas
17 марта на Arzamas
20 марта на Arzamas
21 марта на Arzamas
22 марта на Arzamas
23 марта на Arzamas
24 марта на Arzamas
27 марта на Arzamas
28 марта на Arzamas
Литература

7 секретов «Преступления и наказания»

«Первый раз» Сони Мармеладовой, перепутанная география Петербурга и другие тайны

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail