История

5 писем древних школьников

Школьники из Месопотамии, Александрии, средневекового Оксфорда и Великого Новгорода — о любви к образованию и тяготах жизни

Иддин-Суэн, мальчик из Месопотамии

1900–1700 годы до н. э.

Иддин-Суэн, вероятно, был сыном чиновника и учился в школе при крупном храме. Письмо написано клинописью на маленькой глиняной табличке и начи­нается с обращения к писцу, который должен был прочесть текст вслух матери мальчика — Зину. Из письма также следует, что Зину могла распоряжаться хозяйством в доме и что статус мальчика в школе зависел по крайней мере отчасти от того, насколько он выглядел богатым.

«Скажи госпоже Зину: так говорит Иддин-Суэн. Да сохранят тебя целой и невредимой боги Шамаш, Мардук и Илабрат ради меня. Одежды дру­гих мальчиков становятся лучше год от года. Ты каждый год делаешь так, чтобы мои одежды были всё более скромными. Ты упорствуешь и делаешь мои одежды скромнее и скуднее. Хотя шерсть в нашем доме тратят как хлеб, ты делаешь так, чтобы мои вещи стали хуже. Сын Адцад-иддинама, отец которого работник моего отца, только что получил два новых набора одежды, а ты возражаешь даже насчет одного набора для меня. В то время как ты родила меня, его мать усыновила его, но она любит его, а ты, ты не любишь меня!»

Подросток из Александрии, Римский Египет

Около 100 года н. э.

Обучение в школе ритора в Античности состояло в основном из составления и произнесения речей. Из текста ясно, что молодой человек должен был сам найти себе учителя в Александрии и сам платить ему. На изящный стиль этого папирусного письма повлияло школьное обучение: многие выражения взяты из области греческой риторики; упоминаются филологи, преподаватели и софисты. Письмо было свернуто при посылке, и сохранился адрес на обороте — «главному священнику Нила». Видимо, эту должность занимал отец мальчика — Феон.

P.Oxy.XVIII 2190 / The Oxyrhynchus Papyri

«Феону, господину отцу, — привет. Ты избавил нас от сильного беспокойства, сообщив, что произошедшее в театре тебе безразлично. Но когда я спешил отплыть вниз по Нилу, то надеялся на великие блага, и что я получил за свое рвение? Ведь теперь, будучи в поисках филоло­га, я не на­шел в городе ни преподавателя Херемона, ни Дидима, сына Аристокла, на которых я возлагал надежду, чтобы преуспеть; остались только отбросы, у которых большинство учеников прямым путем при­ходят к тому, что губят свой талант. Я и раньше писал тебе, а также писал Филоксену и его людям, чтобы они рассмотрели этот вопрос, и они представили меня одному кандидату, который им нра­вится, но ко­то­рого ты сразу же отверг, хотя он „просил о снисхождении Фео­на“, поскольку ты сам рассудил, что уровень его образования совер­шенно не подходит. Когда я сообщил Филоксену о твоем мнении, он согла­сился, говоря, что из-за этой-то нехватки софистов он сожалеет о городе и что приплыл Дидим, с которым он, кажется, дружит и у ко­то­рого школа, и сказал, что позаботится о прочем и убедил сыновей Аполлония, сына Герода, посещать его (Дидима) занятия. А они тоже вместе с Филоксеном искали в тот момент более знающего препода­вателя, потому что филолог, к которому они ходили раньше, умер. Я же со своей стороны, поскольку желал бы никогда даже издали не видеть Дидима, если бы нашел преподавателей достойных так называться, расстраиваюсь, что этот человек, который преподавал в деревне, решил соревноваться с другими. Посему, видя такое положение дел — что я не получаю никакой пользы от учителя, разве что плачу непомерные деньги, а надеюсь только на свои усилия, — напиши мне скорее, что ты думаешь. У меня здесь есть Дидим, который, как Филоксен говорит, всегда в моем распоряжении и помогает всем, чем может. Кроме того, слушая ораторов, среди которых и Посидоний, может быть, я смогу достичь чего-то, если будет воля богов».

Школьник из Римской Британии

100–120 годы н. э.

Латинские надписи сделаны чернилами на тонкой деревянной дощечке, най­денной в Виндоланде — римском форте на севере Англии (всего было обнару­жено около двух тысяч подобных табличек). На одной стороне таблички видны отрывки письма, а на другой — неумелая попытка воспроизвести строчку из «Энеиды» Вергилия (IX, 473). Поэму Вергилия использовали в римском мире для начального обучения чтению и письму, поэтому ученые предполагают, что надписи сделал школьник из семьи римского военного.

«Приветствует… прошу… прошу, дорогой брат».

«Тут понеслась на крылах, облетая трепещущий…»  Пер. С. Ошерова

Студент Оксфорда

1200–1250 годы н. э.

Это латинское письмо из средневекового сборника с образцами писем, которые студенты писали, чтобы попросить денег у родителей. В письме используются такие риторические приемы, как четырехчастное деление текста на вступление, рассказ, просьбу и заключение. Видимо, такие формальные письма служили не для личной переписки с родителями, а для вежливого способа послать домой счет. В конце цитируется комедия Теренция «Евнух» (стих 732), но автор письма благоразумно заменил богиню любви Венеру на Апол­лона, покровителя искусств и учености. В Оксфорде студенты учились с 14 лет.

«Б. приветствует своего почтенного господина А. Этим письмом я сообщаю Вам, что учусь в Оксфорде с большим усердием, но проблема денег сильно препятствует моему продвижению, так как вот уже два месяца прошло, как я потратил последнее из того, что Вы мне прислали. Город дорогой и требует многого; мне нужно снимать жилье, покупать необходимые вещи и тратиться на многое другое, о чем сейчас я не могу точно сказать. Поэтому я умоляю Ваше Отцовство, чтобы, движимые божественной милостью, Вы помогли мне и я мог бы окончить то, что я хорошо начал. Ведь Вам должно быть известно, что без Цереры и Бахуса Аполлон хладеет. Посему я надеюсь, что Вы поступите так, чтобы благодаря Вашему вмешательству я мог закончить то, что я хорошо начал. Прощайте».

Мальчик Онфим из Великого Новгорода

1240–1260 годы н. э.

Берестяные грамоты мальчика Онфима, которому, судя по рисункам, было шесть-семь лет, содержат алфавиты, упражнения для чтения и письма по складам, рисунки и подписи к ним, цитаты из Псалтыри и попытки записать отрывок из тропаря. Кусочки бересты заменяли Онфиму школьные тетради. Одна из его грамот — донце короба, на котором он нарисовал себя в виде зверя и написал рядом традиционную формулу начала письма Даниле — возможно, другу и однокласснику. На внешней стороне донца Онфим написал всю азбуку и склады.

Источники
  • Bowman A. K., Thomas J. D. The Vindolanda Writing-Tablets (Tabulae Vindolandenses II).
    London, 1994. 
  • Oppenheim A. L. Letters From Mesopotamia: Official, Business, and Private Letters on Clay Tablets from Two Millennia.
    Chicago, 1967.
  • Rea J. A Student's Letter to His Father: P.Oxy.XVIII 2190 Revised.
    Zeitschrift für Papyrologie und Epigraphik. Bd. 99, 1993.
  • Lost Letters of Medieval Life: English Society, 1200–1250.
    Philadelphia, 2013.
24 февраля на Arzamas
27 февраля на Arzamas
28 февраля на Arzamas
1 марта на Arzamas
2 марта на Arzamas
3 марта на Arzamas
6 марта на Arzamas
7 марта на Arzamas
8 марта на Arzamas
9 марта на Arzamas
10 марта на Arzamas
13 марта на Arzamas
14 марта на Arzamas
15 марта на Arzamas
16 марта на Arzamas
17 марта на Arzamas
20 марта на Arzamas
21 марта на Arzamas
22 марта на Arzamas
23 марта на Arzamas
Литература

7 секретов «Преступления и наказания»

«Первый раз» Сони Мармеладовой, перепутанная география Петербурга и другие тайны

Подписка на еженедельную рассылку

Оставьте ваш e-mail, чтобы получать наши новости

Введите правильный e-mail